Проза для поступления чехова

Добавлено: 17.04.2018, 17:42 / Просмотров: 54441

Форум » Абитуриенты-2010 » Репертуар. Стихи, проза, басни. (продолжение) » Ответить

Репертуар. Стихи, проза, басни. (продолжение)

стэйси: Ребят, я знаю что подобные темы у нас уже были, но очень хочется заняться этим вопросом поподробнее. Предлагаю выкладывать в этой теме разные как вам кажется интересные отрывки, стихи и т п чтобы помочь друг другу с подготовкой личной программы, не обяательно выкладывать именно ваши заготовки, но если у нас будет больше информации то и выбор соответсвенно будет больше..вобщем давайте поможем друг другу хотя бы для того чтоб нам всем было проще жить)

Ответов - 141, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All


стэйси: Асия , а что тебе именно нужно? просто мы здесь как раз драмматического вроде много выкладывали?) Ларису там из бесприданницы, Гончарова... ну могу конечно выложить совсем трагеть, но ты это скорее всего конечно же знаешь... Островский - Гроза Катерина (одна). Куда теперь? Домой идти? Нет, мне что домой, что в могилу -- все равно. Да, что домой, что в могилу!.. что в могилу! В могиле лучше... Под деревцом могилушка... как хорошо!.. Солнышко ее греет, дождичком ее мочит... весной на ней травка вырастет, мягкая такая... птицы прилетят на дерево, будут петь, детей выведут, цветочки расцветут: желтенькие, красненькие, голубенькие... всякие (задумывается), всякие... Так тихо, так хорошо! Мне как будто легче! А о жизни и думать не хочется. Опять жить? Нет, нет, не надо... нехорошо! И люди мне противны, и дом мне противен, и стены противны! Не пойду туда! Нет, нет, не пойду... Придешь к ним, они ходят, говорят, а на что мне это? Ах, темно стало! И опять поют где-то! Что поют? Не разберешь... Умереть бы теперь... Что поют? Все равно, что смерть придет, что сама... а жить нельзя! Грех! Молиться не будут? Кто любит, тот будет молиться... Руки крест-накрест складывают... в гробу? Да, так... я вспомнила. А поймают меня да воротят домой насильно... Ах, скорей, скорей! (Подходит к берегу. Громко.) Друг мой! Радость моя! Прощай! (Уходит.)

стэйси: Эммм...А новая тема зачем появилась?????)))))))))

Ежище: стэйси, мне кажется, что просто существуют ограничения по "весу" темы. Превысили лимит, выделенный под тему, открывается следующая.


Ежище: Елки-палки... хотела разместить один отрывок... И поняла, что СЕГОДНЯ, в новогодний вечер, не могу... Грустный очень... Потом, как нибудь... Вы же мне напомните, правда? А пока ВСЕХ С НОВЫМ ГОДОМ!!!!! Пусть наступающий год принесет каждому то, чего он заслуживает!!!!!!!!!

Асия: Стейси,Да,я думала на счёт бесприданицы... но мне кажется его часто читают...

Allochka: ээх.. вот у меня беда с прозой-то!!! Как же ж так все урезать, каждого слова жалко!

Marusya: Тэффи Лунное Не могу эту ночь провести я с тобой! На свидание меня месяц звал голубой. Я ему поклялась, обещала прийти. Я с тобой эту ночь не могу провести! Нет, оставь! Не целуй! Долгой лаской не мучь! Посмотри - уж в окно бьет серебряный луч. Только глянет на нас бледный месяца лик - Ненавистен и чужд станешь ты в тот же миг! Подбегу я к окну... Я окно распахну... Свои руки, себя всю к нему протяну... И охватит меня бледный лунный туман, Серебристым кольцом обовьет он мой стан... Он скользнет по плечам, станет кудри ласкать, На ресницах моих поцелуем дрожать... Он откроет душе, как ночному цветку, Невозможной мечты и восторг и тоску. Буду счастье искать, я в тревожном, больном Красоты и греха ощущеньи двойном, Умирать без конца... До конца замирать, Трепет лунных лучей, как лобзанье, впивать.. Так оставь! Не терзай меня тщетной мольбой! Не могу эту ночь провести я с тобой!..

мандарин: стейси я читала ,что вы занимаетесь с педагогом,очень нужна помощь по этому поводу)))))хочу найти педагога,чтоб индивидуально заниматься

ИНГРИТ: Друзья , помогите пожалуйста найти прозу или монолог в стиле Слесарши из "Ревизора" или то-то похожее на характер Мордюковой )

Sladka9l: народ!!! подкинте басенку с ЛИСОЙ..что-то ничего не нашла кроме "Лиса и виноград".

Ежище: Sladka9l, пожалуйста вот еще басни с лисицей Лиса Зимой, ранехонько, близ жила, Лиса у проруби пила в большой мороз. Меж тем оплошность ли, судьба ль (не в этом сила), Но - кончик хвостика Лисица замочила, И ко льду он примерз. Беда невелика, легко б ее поправить: Рвануться только посильней И волосков хотя десятка два оставить, Но до людей Домой убраться поскорей. Да как испортить хвост? А хвост такой пушистый, Раскидистый и золотистый! Нет, лучше подождать - ведь спит еще народ; А между тем авось и оттепель придет, Так хвост от проруби оттает. Вот ждет - пождет, а хвост лишь боле примерзает. Глядит - и день светает, Народ шевелится, и слышны голоса. Тут бедная моя Лиса Туда-сюда метаться; Но уж от проруби не может оторваться. По счастью, Волк бежит. "Друг милый! кум! отец! - Кричит Лиса. - Спаси! Пришел совсем конец!" Вот кум остановился - И в спасенье Лисы вступился. Он начисто отгрыз ей хвост. Тут без хвоста домой моя пустилась дура. Уж рада, что на ней цела осталась шкура. Мне кажется, что смысл не темен басни сей: Щепотки волосков Лиса не пожалей - Остался б хвост у ней. Лисица и Сурок "Куда так, кумушка, бежишь ты без оглядки?" - Лисицу спрашивал Сурок. "Ох, мой голубчик-куманек! Терплю напраслину и выслана за взятки. Ты знаешь, я была в курятнике судьей, Утратила в делах здоровье и покой, В трудах куска не доедала, Ночей не досыпала: И я ж за то под гнев подпала; А все по клеветам. Ну, сам подумай ты: Кто ж будет в мире прав, коль слушать клеветы? Мне взятки брать? да разве я взбешуся! Ну, видывал ли ты, я на тебя пошлюся, Чтоб этому была причастна я греху? Подумай, вспомни хорошенько". "Нет, кумушка; а видывал частенько, Что рыльце у тебя в пуху". Иной при месте так вздыхает, Как будто рубль последний доживает: И подлинно, весь город знает, Что у него ни за собой, Ни за женой, - А смотришь, помаленьку То домик выстроит, то купит деревеньку. Теперь, как у него приход с расходом свесть, Хоть по суду и не докажешь, Но как не согрешишь, не скажешь: Что у него пушок на рыльце есть. Добрая Лисица Стрелок весной малиновку убил. Уж пусть бы кончилось на ней несчастье злое, Но нет; за ней должны еще погибнуть трое: Он бедных трех ее птенцов осиротил. Едва из скорлупы, без смыслу и без сил, Малютки терпят голод И холод И писком жалобным зовут напрасно мать. "Как можно не страдать, Малюток этих видя; И сердце чье об них не заболит? - Лисица птицам говорит, На камушке против гнезда сироток сидя. - Не киньте, милые, без помощи детей; Хотя по зернышку бедняжкам вы снесите, Хоть по соломинке к их гнездышку приткните: Вы этим жизнь их сохраните; Что дела доброго святей! Кукушка, посмотри, ведь ты и так линяешь: Не лучше ль дать себя немножко ощипать И перьем бы твоим постельку их устлать, Ведь попусту ж его ты растеряешь. Ты, жавронок, чем по верхам Тебе кувыркаться, кружиться, Ты б корму поискал по нивам, по лугам, Чтоб с сиротами поделиться. Ты, горлинка, твои птенцы уж подросли, Промыслить корм они и сами бы могли: Так ты бы с своего гнезда слетела Да вместо матери к малюткам села, А деток бы твоих пусть бог Берег. Ты б, ласточка, ловила мошек, Полакомить безродных крошек. А ты бы, милый соловей, - Ты знаешь, как всех голос твой прельщает, - Меж тем, пока зефир их с гнездышком качает, Ты б убаюкивал их песенкой своей. Такою нежностью, я твердо верю, Вы б заменили им их горькую потерю. Послушайте меня: докажем, что в лесах Есть добрые сердца, и что..." При сих словах Малютки бедные все трое, Не могши с голоду сидеть в покое, Попадали к Лисе на низ. Что ж кумушка? - Тотчас их съела И поученья не допела. Читатель, не дивись! Кто добр поистине, не распложая слова, В молчанье тот добро творит; А кто про доброту лишь в уши всем жужжит, Тот часто только добр на счет другого, Затем, что в этом нет убытка никакого. На деле же почти такие люди все - Сродни моей Лисе.

Ежище: Что-то у нас совсем остались без внимания басни. ЖАН-БАТИСТ РУССО СОЛОВЕЙ И ЖАБА Однажды о любовной муке В ветвях ольхи пел Соловей. А Жаба, мучаясь от скуки Иль нет, от зависти скорей: “Сестрицы! — громко прокричала, — Мой голос тоже полон чар, И разбираюсь я немало, Что есть бемоль, а что бекар”. Как было жабам не дивиться, Такие услыхав слова? И вот дает концерт певица: “Ква-ква, бре-ке-ке-ке, ква-ква!” Пришли в восторг ее подруги. Она, от счастья чуть жива, Долдонит вновь по всей округе: “Ква-ква, бре-ке-ке-ке, ква-ква!” Но вдруг раздался голос жабы Той, что была других умней: “Ты на ольху взлететь могла бы, Коль ты и вправду соловей?” — “Нет, я, с мускулатурой слабой, Боюсь, не вспрыгну на ольху”. — “Тогда внизу останься жабой, А соловью дай быть вверху”.

Sladka9l: Жаль это стихотворение скорее мужское,чем женское... Я влюбилась в него с первого взгляда.. Гёте МАЙСКАЯ ПЕСНЯ Как все ликует, Поет, звенит! В цвету долина, В огне зенит! Трепещет каждый На ветке лист, Не молкнет в рощах Веселый свист. Как эту радость В груди вместить!— Смотреть! и слушать! Дышать! и жить! Любовь, роскошен Твой щедрый пир! Твое творенье — Безмерный мир! Ты все даришь мне: В саду цветок, И злак на ниве, И гроздный сок!.. Скорее, друг мой, На грудь мою! О, как ты любишь! Как я люблю! Находит ландыш Тенистый лес, Стремится птица В простор небес. А мне любовь лишь Твоя нужна, Дает мне радость И жизнь она. Мой друг, для счастья, Любя, живи,— Найдешь ты счастье В своей любви!

васена: Всем привет!!! Ребята а можете посоветовать что-то смешное из прозы?? только вот не Зощенко, Чехова и т.д. у них все от мужского лица, а мне бы хотелось рассказать смешной случай от женского лица!!! если можете помочь помогите пожалуйста! заранее спасибо))

Настеньк@: Кстати хороший вопрос!! Но у Чехова и от женского лица можно найти.

васена: Да я искала(( Но у Чехова своебразный юмор(( меня не очень зацепило! как вы думаете такое можно рассказать девушке: Мне очень нравится и я знаю как это можно подать (ну или думаю что знаю=) ) только там все мужское (мальчиковое) В пятницу, 14 января, ровно в восемь часов вечера гимназист восьмого класса Володя Базырев сделался донжуаном. А именно так: стоял Володя перед зеркалом и маслил височные хохлы ирисовой помадой. Он собирался к Чепцовым. Колька Маслов, товарищ и единомышленник, сидел тут же и курил папиросу, пока что навыворот -- не в себя, а из себя; но в сущности -- не все ли равно, кто кем затягивается -- папироса курильщиком, или курильщик папиросой, лишь бы было взаимное общение. Намаслив хохлы по всем требованиям современной эстетики, Володя спросил у Кольки: -- Не правда ли, у меня сегодня довольно загадочные глаза? И, прищурившись, прибавил: -- Я ведь, в сущности, донжуан. Никто не пророк в своем отечестве, и, несмотря на всю очевидность Володиного признания, Колька фыркнул и спросил презрительно: -- Это ты-то? -- Ну, да, я. -- Это почему же? -- Очень просто. Потому что я, в сущности, не люблю ни одной женщины, я завлекаю их, а сам ищу только свое "я". Впрочем, ты этого все равно не поймешь. -- А Катенька Чепцова? Володя Базырев покраснел. Но взглянул в зеркало и нашел свое "я": -- Катенька Чепцова такая же для меня игрушка, как и все другие женщины. Колька отвернулся и сделал вид, что ему все это совершенно безразлично, но словно маленькая пчелка кольнула его в сердце. Он завидовал карьере приятеля. У Чепцовых было много народа, молодого и трагического, потому что никто так не боится уронить свое достоинство, как гимназист и гимназистка последних классов. Володя направился было к Катеньке, но вовремя вспомнил, что он -- донжуан, и сел в стороне. Поблизости оказалась хозяйская тетка и бутерброды с ветчиной. Тетка была молчалива, но ветчина, первая и вечная Володина любовь, звала его к себе, манила и тянула. Он уже наметил кусок поаппетитнее, но вспомнил, что он донжуан, и, горько усмехнувшись, опустил руку. "Донжуан, уплетающий бутерброды с ветчиной! Разве я могу хотеть ветчины? Разве я хочу ее?" Нет, он совсем не хотел. Он пил чай с лимоном, что не могло бы унизить самого дон Жуана де Маранья. Катенька подошла к нему, но он еле ответил ей. Должна же она понять, что женщины ему надоели. После чая играли в фанты. Но уж, конечно, не он. Он стоял у дверей и загадочно улыбался, глядя на портьеру. Катенька подошла к нему снова. -- Отчего вы не были у нас во вторник? -- Я не могу вам этого сказать, -- отвечал он надменно. -- Не могу потому, что у меня было свидание с двумя женщинами. Если хотите, даже с тремя. -- Нет, я не хочу... -- пробормотала Катенька. Она, кажется, начинала понимать, с кем имеет дело. Позвали ужинать. Запахло рябчиками, и кто-то сказал про мороженое. Но все это было не для Володи. Донжуаны не ужинают, им некогда, они по ночам губят женщин. -- Володя! -- умоляюще сказала Катенька. -- Приходите завтра в три часа на каток. -- Завтра? -- весь вспыхнул он, но тут же надменно прищурился. -- Завтра, как раз в три, у меня будет одна... графиня. Катенька взглянула на него испуганно и преданно, и вся душа его зажглась восторгом. Но он был донжуан, он поклонился и вышел, забыв калоши. На другой день Колька Маслов застал Володю в постели. -- Что ты валяешься, уже половина третьего. Вставай! Но Володя не повернулся и прикрыл голову одеялом. -- Да ты никак ревешь? Володя вдруг вскочил. Хохлатый, красный, весь запухший и мокрый от слез. -- Я не могу пойти на каток! Я не могу-у-у! -- Чего ты? -- испугался приятель. -- Кто же тебя гонит? -- Катенька просила, а я не могу. Пусть мучается. Я должен ее губить! Он всхлипывал и вытирал нос байковым одеялом. -- Теперь уже все кончено. Я вчера и не ужинал... и... и теперь уже все кончено. Я ищу свое... "я". Колька не утешал. Тяжело, но что ж делать? Раз человек нашел свое призвание, пусть жертвует для него житейскими мелочами. -- Терпи! конешно рассказ я урежу!

васена: Кстати раз уж тут все делятся своим репертуаром, да и не только своим=))) с удовольствием скину стихи которые мне понравились! Марина Цветаева стихи Вчера еще в глаза глядел, А нынче - всё косится в сторону! Вчера еще до птиц сидел,- Всё жаворонки нынче - вороны! Я глупая, а ты умен, Живой, а я остолбенелая. О, вопль женщин всех времен: "Мой милый, что тебе я сделала?!" И слезы ей - вода, и кровь - Вода,- в крови, в слезах умылася! Не мать, а мачеха - Любовь: Не ждите ни суда, ни милости. Увозят милых корабли, Уводит их дорога белая... И стон стоит вдоль всей земли: "Мой милый, что тебе я сделала?" Вчера еще - в ногах лежал! Равнял с Китайскою державою! Враз обе рученьки разжал,- Жизнь выпала - копейкой ржавою! Детоубийцей на суду Стою - немилая, несмелая. Я и в аду тебе скажу: "Мой милый, что тебе я сделала?" Спрошу я стул, спрошу кровать: "За что, за что терплю и бедствую?" "Отцеловал - колесовать: Другую целовать",- ответствуют. Жить приучил в самом огне, Сам бросил - в степь заледенелую! Вот что ты, милый, сделал мне! Мой милый, что тебе - я сделала? Всё ведаю - не прекословь! Вновь зрячая - уж не любовница! Где отступается Любовь, Там подступает Смерть-садовница. Самo - что дерево трясти! - В срок яблоко спадает спелое... - За всё, за всё меня прости, Мой милый,- что тебе я сделала!

васена: Кстати раз уж тут все делятся своим репертуаром, да и не только своим=))) с удовольствием скину стихи которые мне понравились! Марина Цветаева стихи Вчера еще в глаза глядел, А нынче - всё косится в сторону! Вчера еще до птиц сидел,- Всё жаворонки нынче - вороны! Я глупая, а ты умен, Живой, а я остолбенелая. О, вопль женщин всех времен: "Мой милый, что тебе я сделала?!" И слезы ей - вода, и кровь - Вода,- в крови, в слезах умылася! Не мать, а мачеха - Любовь: Не ждите ни суда, ни милости. Увозят милых корабли, Уводит их дорога белая... И стон стоит вдоль всей земли: "Мой милый, что тебе я сделала?" Вчера еще - в ногах лежал! Равнял с Китайскою державою! Враз обе рученьки разжал,- Жизнь выпала - копейкой ржавою! Детоубийцей на суду Стою - немилая, несмелая. Я и в аду тебе скажу: "Мой милый, что тебе я сделала?" Спрошу я стул, спрошу кровать: "За что, за что терплю и бедствую?" "Отцеловал - колесовать: Другую целовать",- ответствуют. Жить приучил в самом огне, Сам бросил - в степь заледенелую! Вот что ты, милый, сделал мне! Мой милый, что тебе - я сделала? Всё ведаю - не прекословь! Вновь зрячая - уж не любовница! Где отступается Любовь, Там подступает Смерть-садовница. Самo - что дерево трясти! - В срок яблоко спадает спелое... - За всё, за всё меня прости, Мой милый,- что тебе я сделала!

Ежище: Девчонки! А почему вы так стремитесь смешное показать прозой? Честно говоря, я сколько ни искала, но не смогла ничего найти и придумать. Репертуар ведь чаще всего составляется из классической литературы, а классики довольно трепетно относились к барышням. Поэтому и сатирической или смешной женской прозы мало. И, наверняка, все то немногое уже читано-перечитано. Но ведь у вас обязательно в репертуаре будет басня! Вот на нее и бросьте все свои комическо-сатирические способности. Басня-то и призвана показать именно эту сторону вашего дарования. А еще для девушек-травести можно подготовить детский смешной рассказик.

Sun: 1)скажите а монологи из пьес можно брать-то?? а то я слышал что монологи не любят? 2) а песню спеть норм будет? Сергея Безрукова на стихи Есенина??? а то мол скажут что это стихи, а не песня 3) из песен можно не брать романс?? он вообще обязателен? а то я просто его не осилю 4)по поводу репертуара: чем монолог отличается от прозы ??? молог это когда обращение к слушателям или к самому себе ? а просто прозаический отрывок это как ?)))

васена: Sun пишет: почему вы так стремитесь смешное показать прозой? Могу объяснить.. дело в том что я из Петербурга и собираюсь поступать естесственно в этом году в нашу театральную Академию. Но в Академии запрещены монологи, чтение от мужского лица (девушкам) и отрывки из пьес. Вообщем если чесно я не нашла интересной мне прозы подходящая под все эти пункты!! =(( единственное что мне интересно было бы прочитать это юмористический короткий рассказ! Мне это интереснее читать чем рассказывать про сентиментальных девушек или описывать природу! Может я плохо искала, но увы и как, просмотрев не один десяток книг, не нашла ничего примечательного

Sun: Sun пишет: васена я этого не писал

Allochka: Монолог - развернутое высказывание одного лица, обращённое к слушателям или к себе. Обращаясь к самому себе, говорящий не рассчитывает на словесную реакцию другого лица. Монолог может прерываться краткими репликами слушающих, но это не нарушает тематического содержания и развернутости высказываемого. Вообще, монолог, насколько я знаю (поправьте меня), ничем не отличается от прозы. Это она и есть. Прозаический отрывок - это любой отрывок, взятый из прозаического произведения (описание чего-угодно, диалоги, монологи и т.д.). А про песни я тоже не поняла. Сколько их надо всего? На сайте написано: народная песня, романс, песня из спектакля или кинофильма (по выбору) Если одна, то конечно можно и не романс. А могут попросить спеть еще и еще?

стэйси: Allochka пишет: А могут попросить спеть еще и еще? на конкурсе, на проверке вокальных данных - Да.

Ежище: Дорогие Форумчане! Ну, пожааааалуйста! Ну, давайте не будем засорять темы! Ведь уже для всех возможных возникающих вопросов соданы отдельные темы.... Если тема, по которой у вас возникает вопрос свежа; и вы не нашли ответа на МНОГОЧИСЛЕННЫХ страницах форума, то создавайте отдельную оригинальную тему... Мы здесь договорились выкладывать ОТРЫВКИ из произведений, которые помогут вам-же в выборе репертуара. А вы туда-же... одни и те-же вопросы кочуют из темы-в-тему. Мы же сами потом потеряемся в этом обилии оффтопа...... Не хотела никого обидеть, если что - звиняйте! Просто накипело...

Баобаба: мне очень нравится стихотворение...выкладываю вдруг кому пригодиться . Е.Евтушенко Преображенскому Людей неинтересных в мире нет. Их судьбы — как истории планет. У каждой все особое, свое, и нет планет, похожих на нее. А если кто-то незаметно жил и с этой незаметностью дружил, он интересен был среди людей самой неинтересностью своей. У каждого — свой тайный личный мир. Есть в мире этом самый лучший миг. Есть в мире этом самый страшный час, но это все неведомо для нас. И если умирает человек, с ним умирает первый его снег, и первый поцелуй, и первый бой... Все это забирает он с собой. Да, остаются книги и мосты, машины и художников холсты, да, многому остаться суждено, но что-то ведь уходит все равно! Таков закон безжалостной игры. Не люди умирают, а миры. Людей мы помним, грешных и земных. А что мы знали, в сущности, о них? Что знаем мы про братьев, про друзей, что знаем о единственной своей? И про отца родного своего мы, зная все, не знаем ничего. Уходят люди... Их не возвратить. Их тайные миры не возродить. И каждый раз мне хочется опять от этой невозвратности кричать. 1961

Баобаба: а это неизвестно чье...знаю точно что написано после общения с девочкой,больной раком. ЦЕНИ (в соавторстве с А.Скорук) Мама, люблю тебя сильно! Только сейчас понимаю. Как это невыносимо Знать, что я умираю. Врачи пусть в белых халатах Уже меня не спасают. И станет моя палата Пустой, ведь я умираю. Я солнышка свет не увижу, И в прятки я с ним не сыграю. И голос родных не услышу, Я просто лежу, умираю. Не чувствую больше я боли, И страха уже я не знаю, По чьей-то жестокой воле Сегодня я умираю! Хочу в чистом, радужном поле, Цветы в свои косы вплетая, Бежать от несчастной доли, От мысли, что я умираю! Разрушился мост мой надежды, Шатаясь, иду я по краю, Хочу вдохнуть воздух, как прежде, Но только я умираю! Хочу без сомнений влюбиться, Любовью свой срок продлевая, От смерти хочу я укрыться. Но нет! Ведь я умираю! Лишь ты со мной рядом, мама, Страдаешь, как я страдаю, Но верь: слез сейчас не надо! Я все равно умираю! И с миром пришлось ей расстаться! Закрылись без жизни глаза, В неполных свои 18, Несчастной она умерла! Цени то, что тебе дается, Цени ты жизнь и красоту, Цени, что сердце твое бьется, Цени и радость, и беду!

Sun: блин, жаль что в этой теме только девушки отписываются , так как из этого для парня репертуар не выберешь

John-akter: — Ах, милая Надя, — начал Саша свой обычный послеобеденный разговор, — если бы вы послушались меня! если бы! Она сидела глубоко в старинном кресле, закрыв глаза, а он тихо ходил по комнате, из угла в угол. — Если бы вы поехали учиться! — говорил он. — Только просвещенные и святые люди интересны, только они и нужны. Ведь чем больше будет таких людей, тем скорее настанет царствие божие на земле. От вашего города тогда мало-помалу не останется камня на камне — всё полетит вверх дном, всё изменится, точно по волшебству. И будут тогда здесь громадные, великолепнейшие дома, чудесные сады, фонтаны необыкновенные, замечательные люди... Но главное не это. Главное то, что толпы в нашем смысле, в каком она есть теперь, этого зла тогда не будет, потому что каждый человек будет веровать и каждый будет знать, для чего он живет, и ни один не будет искать опоры в толпе. Милая, голубушка, поезжайте! Покажите всем, что эта неподвижная, серая, грешная жизнь надоела вам. Покажите это хоть себе самой!

John-akter: Думаю это взять...но как-то мало..или нормально?

Ежище: John-akter, мне думается, что это вполне нормальный отрывок. И ты же, наверняка готовишь не один этот текст. И ты прекрасно понимаешь, что если комисси будет, именно этого отрывка, мало, то, будь спок, они не постесняются и попросят тебя прочесть еще что-то. Но если тебе именно этот отрывок близок и ты отлично знаешь КАК его надо читать, то грех отказываться от удовольствия его продемонстрировать. Енто сугубо мое мнение.

Sun: люди помогите!! напишите пожалуйста авторов и их произведения, где можно подобрать стоищей прозаический отрывок для парня! SOS! вообще не успеваю, это ведь надо всю классику и нетолько поперечитать, чтобы знать где искать, а я не начитанный, караул!!!

Баобаба: Sun отличный комичный отрывок у булгакова в ИВАНЕ ВАСИЛИЧЕ когда милославский звонит шпаку

Sun: пишите еще и еще))) я все посмотрю)) спасибо

стэйси: Ребяяят, это такая прелесть)))))))))) С. Михалков - Хитрая мышка Однажды, видимо спросонок, Упала Мышь в пивной бочонок И начала тонуть. "Тону-у! Спасите кто-нибудь! Я гибну в жигулевском пиве! О, как же смерть моя проста! Клянусь, была бы я счастливей Погибнуть в лапах у Кота!" "Ну что ж! - с окна сказал Котище. - Я вытащить могу вас. Но… Вы сразу превратитесь в пищу!" "Спаси! Спаси! Иду на дно! В сто раз милей мне смерть на воле! Ей-ей, не так она страшна!" И Мышь от смерти в алкоголе Была для смерти спасена. Но, очутившись в страшных лапах, Дрожа до самого хвоста, Пивной распространяя запах, Мышь улизнула от Кота. "Я съем вас поздно или рано, - Сказал, облизываясь, Кот, - Но что склонило вас к обману? Какой бессмысленный расчет? Где ваше слово? Ваша честь? Вы обещались дать вас съесть!" "Ах, что вы? - Мышка пропищала. - Я это спьяна обещала! Мораль стучиться прямо в дверь - Нетрезвой женьщине - не верь.

Баобаба: стэйси дааааа...а я хотела ее взять

стэйси: А я подумываю))

Ежище: валяюсь!!! Мышь - "наш человек"!!! Sun, если у тебя еще есть проблемы с репертуаром, и ты ни на чем остановиться не можешь... Я уже писала где-то здесь, что для парня можно взять с любого места Джером Клапка Джером "Трое в лодке не считая собаки". На подготовку мало времени уже. Так что это неплохой вариант. Там даже "париться" особенно не надо. Всё на поверхности лежит. И, потом, ты обрисуй хоть масштабы "бедствия"... Что хочется читать и чего еще нет? Юмор, лирику, поток сознанья... что? Ты какой герой? Может быть военную тематику взять? И, кстати, здесь выкладывали мужскую прозу. В первой части темы.

стэйси: А я "Чайку" где-то выкладывала, та ООчень хороший монолог Тригорина был, посмотри..)

Sun: больше всего мне по душе военная тематика, а так могу присвоить почти всё наверное. но я слышал что мол супер трагедию типо гамлета итп там тоже ломать ненада, нелюбят они этого, юмор можно посмотреть но он мне надоел немного) так как я уже комедийный спектакль отыграл, и мне драмы хочется дать!!))) но говорят что она мне точно не нужна, вообщем военное и лирику больше, а вообще все лучше смотреть, мало ли что зацепит, да и вообще ведь надо всё готовить, чтобы показать себя с разной стороны, небудуже я одну комедию или лирику читать

Ежище: Правда это пьеса... Но красиииво.... Таким уж я на свет уродился. Мне захотелось поговорить с тобой о любви. ….я волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала. Вот как я тебя люблю. Одни, правда, работали лучше, другие хуже, но я уже успел привыкнуть к ним. Не зачеркивать же! Не слова – люди. Вот, например, Эмиль и Эмилия. Я надеялся, что они будут помогать молодым, помня свои минувшие горести. А они взяли да и обвенчались. Взяли да и обвенчались! Ха-ха-ха! Молодцы! Не вычеркивать же мне их за это. Взяли да и обвенчались, дурачки, ха-ха-ха! Взяли да и обвенчались! как бы убаюкивая Взяли да и обвенчались, дурачки такие. И пусть, и пусть! Спи, родная моя, и пусть себе. Я, на свою беду, бессмертен. Мне предстоит пережить тебя и затосковать навеки. А пока – ты со мной, и я с тобой. С ума можно сойти от счастья. Ты со мной. Я с тобой. Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец. Слава безумцам, которые живут так, как будто они бессмертны, – смерть иной раз отступает от них. Отступает, ха-ха-ха! А вдруг ты и не умрешь, а превратишься в плющ, да и обовьешься вокруг меня, дурака. Ха-ха-ха! плачет А я, дурак, обращусь в дуб. Честное слово. С меня это станется. Вот никто и не умрет из нас, и все кончится благополучно. Ха-ха-ха! А ты сердишься. А ты ворчишь на меня. А я вон что придумал. Спи. Проснешься – смотришь, и уже пришло завтра. А все горести были вчера. Спи. Спи, родная.

стэйси: ой как красиииво.... а что это? Обыкновенное Чудо?) как мне там сцена Эмиь - Эмилия нравится...)

Ежище: стэйси пишет: а что это? Обыкновенное Чудо? ага оно самое.... я даже уточнять не стала, наверняка все узнали. Даааа и сцена Эмиль-Эмилия - вааах...!!! Sun... еще для тебя... посмотри, может понравится... Даю начало. Но там можно копать и копать... Федор Достоевский СОН СМЕШНОГО ЧЕЛОВЕКА Я смешной человек. Они меня называют теперь сумасшедшим. Это было бы повышение в чине, если б я все еще не оставался для них таким же смешным, как и прежде. Но теперь уж я не сержусь, теперь они все мне милы, и даже когда они смеются надо мной — и тогда чем-то даже особенно милы. Я бы сам смеялся с ними, — не то что над собой, а их любя, если б мне не было так грустно, на них глядя. Грустно потому, что они не знают истины, а я знаю истину. Ох как тяжело одному знать истину! Но они этого не поймут. Нет, не поймут. А прежде я тосковал очень оттого, что казался смешным. Не казался, а был. Я всегда был смешон, и знаю это, может быть, с самого моего рождения. Может быть, я уже семи лет знал, что я смешон. Потом я учился в школе, потом в университете и что же — чем больше я учился, тем больше я научался тому, что я смешон. Так что для меня вся моя университетская наука как бы для того только и существовала под конец, чтобы доказывать и объяснять мне, по мере того как я в нее углублялся, что я смешон. Подобно как в науке, шло и в жизни. С каждым годом нарастало и укреплялось во мне то же самое сознание о моем смешном виде во всех отношениях. Надо мной смеялись все и всегда. Но не знали они никто и не догадывались о том, что если был человек на земле, больше всех знавший про то, что я смешон, так это был сам я, и вот это-то было для меня всего обиднее, что они этого не знают, но тут я сам был виноват: я всегда был так горд, что ни за что и никогда не хотел никому в этом признаться. Гордость эта росла во мне с годами, и если б случилось так, что я хоть перед кем бы то ни было позволил бы себе признаться, что я смешной, то, мне кажется, я тут же, в тот же вечер, раздробил бы себе голову из револьвера. О, как я страдал в моем отрочестве о том, что я не выдержу и вдруг как-нибудь признаюсь сам товарищам. Но с тех пор как я стал молодым человеком, я хоть и узнавал с каждым годом все больше и больше о моем ужасном качестве, но почему-то стал немного спокойнее. Именно почему-то, потому что я и до сих пор не могу определить почему. Может быть, потому что в душе моей нарастала страшная тоска по одному обстоятельству, которое было уже бесконечно выше всего меня: именно — это было постигшее меня одно убеждение в том, что на свете везде все равно. Я очень давно предчувствовал это, но полное убеждение явилось в последний год как-то вдруг. Я вдруг почувствовал, что мне все равно было бы, существовал ли бы мир или если б нигде ничего не было. Я стал слышать и чувствовать всем существом моим, что ничего при мне не было.

Sun: пробежал глазами, вроде норм, но это надо со свежей головой сесть и по мысли читать. а ночью устал уже, сейчас вряд ли что то понять смогу, а вообще это надо весь рассказ прочесть, чтобы понять. потому что можно прочесть отрывок и не понравится. тк непонятно будет, а вот если целиком весь рассказ читать, то может тронуть очень!

Allochka: Брожу ли я вдоль улиц шумных, Вхожу ль во многолюдный храм, Сижу ль меж юношей безумных, Я предаюсь моим мечтам. Я говорю: промчатся годы, И сколько здесь не видно нас, Мы все сойдем под вечны своды – И чей-нибудь уж близок час. Гляжу ль на дуб уединенный, Я мыслю: патриарх лесов Переживет мой век забвенный, Как пережил он век отцов. Младенца ль милого ласкаю, Уже я думаю: прости! Тебе я место уступаю: Мне время тлеть, тебе цвести. День каждый, каждую годину Привык я думой провождать, Грядущей смерти годовщину Меж их стараясь угадать. И где мне смерть пошлет судьбина? В бою ли, в странствии, в волнах? Или соседняя долина Мой примет охладелый прах? И хоть бесчувственному телу Равно повсюду истлевать, Но ближе к милому пределу Мне все б хотелось почивать. И пусть у гробового входа Младая будет жизнь играть И равнодушная природа Красою вечною сиять. Пушкин

atlantik_ok: Саша Черный. Дневник Фокса Микки Ах, что я видел во сне! Будто я директор собачьей гимназии. Собаки сидят по классам и учат "историю знаменитых собак", "правила хорошего собачьего поведения", "как надо есть мозговую кость" и прочие подходящие для них штуки. Я вошел в младший класс и сказал: "Здравствуйте, цуцики!" - Тяв, тяв, тяв, господин диктор! - "Довольны вы ими, мистер Мопс?" Мистер Мопс, учитель мелодекламации, сделал реверанс и буркнул: пожаловаться не могу. Стараются. "Ну, ладно. Приказываю моим именем распустить их на полчаса". Боже мой, что тут поднялось! Малыши бросились на меня всей ватагой. Повалили на пол... Один вылил на меня чернильницу, другой уколол меня пером в кончик хвоста - ай! Третий стал тянуть мое ухо вбок, точно я резиновый... Я завизжал, как паровоз, - и проснулся. Луна. На полу сидит таракан и подъедает брошенный Зиной бисквит. За окном хлопает ставня. Уй-юй-юй!.. Зинина комната на запоре. Я прокрался в закоулок за кухней и свернулся на коврике у кухаркиной кровати. Конечно, я ее не люблю, конечно, она храпит так, что банки дребезжат на полке, конечно, она высунула из-под одеяла свою толстую ногу и шевелит во сне пальцами... Но что же делать? Окно побелело, а я все лежал и думал: что означает мой сон? У кухарки есть затрепанная книга - "сонник". Она часто перелистывает ее пухлыми пальцами и все вычитывает по складам про какого-то жениха. Подумаешь, кто на такой сковородке женится?.. Но что мне "сонник"? Собачьих снов в нем все равно нету... А может быть, сон был мне в руку? То есть в лапу. Если кому вообще нужно что-то смешное-почитайте про фокса Микки. Там много всего...:))

John-akter: Спасибо))я его возьму и помимо этого еще два.... Кстати нашел еще неплохой монолог Неуда из пьесы Мрожека "Летний день"..то же есть,где развернуться..может и его возьму.. НЕУД. И вы ни о чем не спрашиваете? (Пауза.) Вас это не интересует, да? (Пауза.) Вас совершенно не касается, чем я занимаюсь... (Пауза.) Вы видите, что я делаю, но это не производит на вас никакого впечатления. Каждый вправе делать то, что ему хочется, не так ли? (Пауза.) Особенно в общественном месте, да? Наверняка вы думаете: "Я ведь ему не мешаю, зачем же он мешает мне?" Вы мной, наверное, возмущены, находите, что я назойлив, плохо воспитан, мешаю вам, зато вы хорошо воспитаны, потому что не вмешиваетесь в то, что делаю я. А я вот спрашиваю себя: Почему вы не вмешиваетесь? Почему не пытаетесь меня остановить? Почему даже не отвечаете мне? Почему допускаете, чтобы я... Уд встает со скамейки, идет направо. НЕУД. Нет, нет, не уходите! Уд останавливается. Да, согласен, я назойлив. Но вы же понимаете, в моей ситуации... (Пауза.) Останьтесь, пожалуйста. Я буду себя сдерживать, обещаю вам. Буду говорить спокойнее, тише... Только, пожалуйста, не уходите пока. (Пауза.) Я буду молчать. Уд снова садится на скамейку. Пауза. Ну, совсем уж молчать я вряд смогу. Но вы не беспокойтесь, я буду разговаривать только на отвлеченные темы, обещаю. Ни слова о личном, о частной жизни. На отвлеченные темы могли бы, наверное, поговорить со мной. (Пауза.) Чудесная погода сегодня... (Пауза.) Хотя, вообще-то, дождь все же пойдет. (Пауза.) Что, тоже не получается? Да, вы правы. Я не умею поддерживать беседы на отвлеченные темы. Не получается у меня. А знаете почему? (Освобождает голову от петли, сходит со скамейки, садится рядом с Удом, доверительно к нему наклоняется.) Потому что я для этого не гожусь. Да, да, и не надо возражать. Даже в обычной, дружеской беседе на отвлеченные темы я беспомощен, совершенно беспомощен. (Обращается уже не к Уду, смотрит прямо перед собой.) Мне ничто не удается. Вот, например, надумал я повеситься. Решил, что следует, наконец, раз и навсегда покончить со всем этим. Дело уже близилось к завершению, и что же? Пришли вы, слово за слово, и я живу дальше. Осечка. Даже самоубийство не смог совершить как надо. И так всегда, абсолютно во всем. Если бы я рассказал вам о своей жизни... Рассказать? (Пауза.) Вы согласны, да? Вы что-то сказали? (Пауза.) Ничего вы не сказали, зато я знаю, что подумали. Вы подумали: какое мне дело до его жизни... А если что-нибудь и сказали бы, если бы соизволили быть со мной вежливым и ответили мне, то, в лучшем случае, я бы услышал: "Конечно, с удовольствием послушаю, но как-нибудь потом, в другой раз". Вот как вы сказали бы. Да, вы так бы и сказали. А знаете откуда мне известно, что бы вы сказали, будь у вас желание заговорить? По собственному опыту. Мне ведь это знакомо, ах, как хорошо знакомо. У меня все и всегда - как говорится - в другой раз. И знаете что это означает? В другой раз означает - никогда. (Пауза.) Именно никогда. Чего бы я ни захотел, что бы ни задумал, никогда ничего не получаю сразу, никогда тотчас же, а... Ну, когда? Догадайтесь... (Пауза.) Правильно, вы угадали. Никогда. Просто никогда. Сколько бы раз я ни пытался что-нибудь сделать или получить, всегда этим и кончается. То есть - вообще не кончается, потому что я пытаюсь и чего-нибудь хочу постоянно, непрерывно, а какой результат? Да, вот именно, всегда безрезультатно. И не надо меня спрашивать, почему так получается, я и сам не знаю. Судьба, должно быть, или еще что-то... Вы умеете плавать? (Пауза.) Конечно же, умеете, по вас сразу видно. Умеете, умеете, к тому же превосходно. А я не умею. О нет, не потому, что я не хотел научиться. Хотел, хотел, еще как хотел. Моя молодость прошла, можно сказать, в стремлении научиться плавать. Ходил в разные школы плавания, прилагал всю свою волю, но так никогда и не научился. Держусь на воде всего лишь несколько минут, а потом тону. Почему? Одному Богу известно. Ведь я и сложен нормально, и сил у меня достаточно, и все движения правильно выполняю - а ничего не выходит. Должно быть, сидит что-то такое во мне, в моем нутре. Порок какой-нибудь, или, может, чего-то недостает... Вам не кажется? (Пауза.) Я о плавании вспомнил просто так, для примера. Если бы только плавание, это же ерунда, но ведь во всем так. И с женщинами тоже. Прежде всего с женщинами. Ну, посмотрите на меня. Разве я горбатый или косой? Сами видите, что нет. Конечно, не такой интересный, как вы, но в остальном - совершенно нормальный. И что же? А ничего. Я даже не скажу, что ни одна женщина не желает меня замечать. Это было бы уж совсем странно, некая, я бы сказал, исключительность. Бывает, конечно, - то одна взглянет, то другая, но как-то так, не видя, насквозь, как если бы через меня смотрела вдаль, не идет ли кто-нибудь другой. Даже не могу сказать, что не гулял, как говорится, с некоторыми. А как же, случалось, только я всегда был как-то сбоку, понимаете? Как если бы шла она, а я при ней, и никогда - наоборот. Да я, впрочем, и не требую, чтобы наоборот было, а только пусть хотя бы идти вместе с ней, на равных... Ну, и тоже, даже это было ненадолго, они покидали меня, можно сказать, как-то обыкновенно. Без ссор, вообще без всяких объяснений. Просто - они были, а потом их уже не было, в сущности, без всякого повода, . И не в том даже дело, что происходило это без слов. Если бы уходили не сказав ни слова, тогда хоть что-то было бы, понимаете? Нечто такое, за что я смог бы ухватиться и держать, какое-нибудь явное несчастье, уродство. Они мне даже какие-то слова говорили, но совсем ничего не значащие, я даже не помню какие. Не было в них ни злости ко мне, ни обиды, ни, даже, жалости... Да, да, уж пусть бы хоть жалость испытывали ко мне, чем подобное - как бы это сказать - безразличие. Неужели я не заслуживаю даже жалости, или чего-нибудь такого... (Пауза.) Я даже не могу сказать, что переживаю трагедию. Нет у меня даже трагедии. А все только потому, что я постоянно чего-то очень хочу, постоянно чего-то добиваюсь и из всего этого постоянно ничего не получается. И единственное, что мне остается, одна только надежда, постоянная надежда. Вот надеюсь, что удастся мне хотя бы повеситься...

Sun: John-akter пишет: монолог Неуда из пьесы Мрожека "Летний день" тоже понравился, только большой слишком, а урезать что-то, может смысл утеряться кстати, подскажите, Авторов современных, поэтов, писателей, итп, ведь современная проза и поэзия обязательна на поступлении? 2) для поступления надо из стихов и прозы: классику русскую, классику зарубежную, современную русскую, современную зарубежную, и все это в разных жанрах и стилях, комедия трагедия итп итд ??? 3) кстати про разный жанр и стиль так же на сайтах сказано, ну жанр понятно, а под стилем что они подразумевают то ????

Etti: Sun а по мне так не стоит по этому поводу сильно напрягаться. Стихотворения: совеременное, классика, разных поэтов, примерно штучек 6. Проза зарубежная и местная, классическая и современная, итого тоже штук 6. Лично я сильно не напрягаюсь, ведь комиссия все равно если очень нужно потом просит выучить для следующего тура что-то определенное!!! Хотя послушаем мнение экспертов.......

стэйси: Etti , ну что то по 6 штук ты переборщила)) помоему по 3 штуки по-горло хватит)) более чем достаточно) Sun согласна с Etti что лучше по-этому не париться просто смотри чтоб у тебя был разный материал, который мог тебя показать с разных сторон, а насчет современных авторов...почитай М. Веллера, у него есть много интересный вещей)

Ninel: Ребят,а может кто-нибудь кинуть: 1)Монолог Гали Четвертак из "А зори здесь тихие" Васильева 2)Монолог Натальи из "Войны и Мира" Толстова 3)Монолог Сонечки из "Преступления и Наказания" Дост оевского (я могу ошибаться по-поводу монолога,может это просто отрывки,не суть) Надо срочно!

Ежище: Ninel, как то не очень конкретно задала просьбу. Если это "не то", то конкретизируй, пожалуйста. А Галя действительно была подкидышем, и даже фамилию ей в детском доме дали: Четвертак. Потому что меньше всех ростом вышла, в четверть меньше. Детдом размещался в бывшем монастыре; с гулких сводов сыпались жирные пепельные мокрицы. Плохо замазанные бородатые лица глядели со стен многочисленных церквей, спешно переделанных под бытовые помещения, а в братских кельях было холодно, как в погребах. В десять лет Галя стала знаменитой, устроив скандал, которого монастырь не знал со дня основания. Отправившись ночью по своим детским делам, она подняла весь дом отчаянным визгом. Выдернутые из постелей воспитатели нашли ее на полу в полутемном коридоре, и Галя очень толково объяснила, что бородатый старик хотел утащить ее в подземелье. Создалось "Дело о нападении…", осложненное тем, что в округе не было ни одного бородача. Галю терпеливо расспрашивали приезжие следователи и доморощенные Шерлоки Холмсы, и случай от разговора к разговору обрастал все новыми подробностями. И только старый завхоз, с которым Галя очень дружила, потому что именно он придумал ей такую звучную фамилию, сумел докопаться, что все это выдумка. Галю долго дразнили и презирали, а она взяла и сочиняла сказку. Правда, сказка была очень похожа на мальчика с пальчика, но, во-первых, вместо мальчика оказалась девочка, а во-вторых, там участвовали бородатые старики и мрачные подземелья. Слава прошла, как только сказка всем надоела. Галя не стала сочинять новую, но по детдому поползли слухи о зарытых монахами сокровищах. Кладоискательство с эпидемической силой охватило воспитанников, и в короткий срок монастырский двор превратился в песчаный карьер. Не успело руководство справиться с этой напастью, как из подвалов стали появляться призраки в развевающихся белых одеждах. Призраков видели многие, и малыши категорически отказались выходить по ночам со всеми вытекающими отсюда последствиями. Дело приняло размеры бедствия, и воспитатели вынуждены были объявить тайную охоту за ведьмами. И первой же ведьмой, схваченной с поличным в казенной простыне, оказалась Галя Четвертак. После этого Галя примолкла. Прилежно занималась, возилась с октябрятами и даже согласилась петь в хоре, хотя всю жизнь мечтала о сольных партиях, длинных платьях и всеобщем поклонении. Тут ее настигла первая любовь, а так как она привыкла все окружать таинственностью, то вскоре весь дом был наводнен записками, письмами, слезами и свиданиями. Зачинщице опять дали нагоняй и постарались тут же от нее избавиться, спровадив в библиотечный техникум на повышенную стипендию. Война застала Галю на третьем курсе, и в первый же понедельник вся их группа в полном составе явилась в военкомат. Группу взяли, а Галю нет, потому что она не подходила под армейские стандарты ни ростом, ни возрастом. Но Галя, не сдаваясь, упорно штурмовала военкома и так беззастенчиво врала, что ошалевший от бессонницы подполковник окончательно запутался и в порядке исключения направил Галю в зенитчицы. Осуществленная мечта всегда лишена романтики. Реальный мир оказался суровым и жестоким и требовал не героического порыва, а неукоснительного исполнения воинских уставов. Праздничная новизна улетучилась быстро, а будни были совсем непохожи на Галины представления о фронте. Галя растерялась, скисла и тайком плакала по ночам. Но тут появилась Женька, и мир снова завертелся быстро и радостно. А не врать Галя просто не могла. Собственно, это была не ложь, а желания, выдаваемые за действительность И появилась на свет мама — медицинский работник, в существование которой Галя почти поверила сама.

Ninel: Ежище,спасибо большущее. Дело в том,что я занимаюсь с репетитором,и он говорит какие произведения поискать,а что это именно:монолог,проза,стих-е не говорит,поэтому я надеюсь на вас форумчан:)

Ежище: Ninel, посмотри вот этот отрывок. Но его надо резать нещадно, еще больше, чем я это сделала. Вообще, мне кажется, Сонечку тяжело выбирать... Интересно, что думает на эту тему наш "эксперт по Достоевскому" - стэйси ... Ну, а пока предложение: А я об вас еще от покойника тогда же слышала… Только не знала тогда еще вашей фамилии, да и он сам не знал… А теперь пришла… и как узнала вчера вашу фамилию… то и спросила сегодня: тут господин Раскольников где живет?.. И не знала, что вы тоже от жильцов живете… Прощайте-с… Я Катерине Ивановне… Она ужасно рада была, что, наконец, ушла; пошла потупясь, торопясь, чтобы поскорей как-нибудь уйти у них из виду, чтобы пройти как-нибудь поскорей эти двадцать шагов до поворота направо в улицу и остаться, наконец, одной, и там, идя, спеша, ни на кого не глядя, ничего не замечая, думать, вспоминать, соображать каждое сказанное слово, каждое обстоятельство. Никогда, никогда она не ощущала ничего подобного. Целый новый мир неведомо и смутно сошел в ее душу. Она припомнила вдруг, что Раскольников сам хотел к ней сегодня зайти, может, еще утром, может, сейчас! – Только уж не сегодня, пожалуйста, не сегодня! – бормотала она с замиранием сердца, точно кого-то упрашивая, как ребенок в испуге. – Господи! Ко мне… в эту комнату… он увидит… о господи! И, уж конечно, она не могла заметить в эту минуту одного незнакомого ей господина, прилежно следившего за ней и провожавшего ее по пятам. Он провожал ее с самого выхода из ворот. В ту минуту, когда все трое, Разумихин, Раскольников и она, остановились на два слова на тротуаре, этот прохожий, обходя их, вдруг как бы вздрогнул, нечаянно на лету поймав слова Сони: «и спросила: господин Раскольников где живет?» Он быстро, но внимательно оглядел всех троих, в особенности же Раскольникова, к которому обращалась Соня; потом посмотрел на дом и заметил его. Все это сделано было в мгновение, на ходу, и прохожий, стараясь не показать даже виду, пошел далее, убавив шагу и как бы в ожидании. Он поджидал Соню; он видел, что они прощались и что Соня пойдет сейчас куда-то к себе. «Так куда же к себе? Видел где-то это лицо, – думал он, припоминая лицо Сони… – надо узнать».......... ....................Вообще это был отлично сохранившийся человек и казавшийся гораздо моложе своих лет. Когда Соня вышла на канаву, они очутились вдвоем на тротуаре. Наблюдая ее, он успел заметить ее задумчивость и рассеянность. Дойдя до своего дома, Соня повернула в ворота, он за ней и как бы несколько удивившись. Войдя во двор, она взяла вправо, в угол, где была лестница в ее квартиру. «Ба! – пробормотал незнакомый барин и начал взбираться вслед за ней по ступеням. Тут только Соня заметила его. Она прошла в третий этаж, повернула в галерею и позвонила в девятый нумер, на дверях которого было написано мелом: „Капернаумов портной“. „Ба!“ – повторил опять незнакомец, удивленный странным совпадением, и позвонил рядом в восьмой нумер. Обе двери были шагах в шести одна от другой. – Вы у Капернаумова стоите! – сказал он, смотря на Соню и смеясь. – Он мне жилет вчера перешивал. А я здесь, рядом с вами, у мадам Ресслих, Гертруды Карловны. Как пришлось-то! Соня посмотрела на него внимательно. – Соседи, – продолжал он как-то особенно весело. – Я ведь всего третий день в городе. Ну-с, пока до свидания. Соня не ответила; дверь отворили, и она проскользнула к себе. Ей стало отчего-то стыдно, и как будто она обробела…

стэйси: Ой, тяжело мне кажется ее читать, даже только потому что у нее очень мало прямой речи, в большей степени мысли, мысли..)) да и с точки зрения характера мне кажется редкая девушка не профессионал это осилит, у нее же все со стыдом смешано и с робостью, а это мне кажеться гораздо сложнее в себе вызвать чем то же ощущение счастья или наоборот горечи..

Ежище: Вот! Я абсолютно согласна! С образом Сонечки у меня всегда ассоциируются только междометья, которые означают "извините, можно мне тут побыть? я не слишком обременительна для вас?" Хотя персонаж мне крайне интересен!

стэйси: Точно!) а у меня вот теперь тоже появилась проблема - мой педогог зарезал всю мою прозу! которую я так долго и старательно готовила, причем даже прочитать мне не дал..просто на текст посмотрел и сказал - не нравиться, и все. я в ауте. просто не нравится, зато продиктовал не сколько произведений, сказал что там есть оч хорошие отрывки, еще добавил что у меня есть 2 дня чтобы все это прочитать, а книжки то толстые..вобщем жуть как обидно..готовишь готовишь.. а тут...а к стихам к моим мы вобще еще не приступали, приступим типо когда с прозой разберемся, представляю какой разнос меня еще здесь ждет!

Etti: Sun Монолог нужен везде, лучше брать описание, рассказ, характеристику. Про пьесы: лучше не стоит, но если очень хочется то можно. Сатина не бери, он заюзанный...очень!!!Посмотри Аверченко, у него много интересных коротеньких рассказов. Ещё Астафьева почитай, Джек Лондон. Если совсем туго, то можно и Чехова, Бунина. Тут уже рекомендовали Веллера, посмотри, там конечно не все можно публично читать, но стоящее есть))) стэйси Блин туговато....Чего это он так, а? Я вот на чтецком вечере когда была там девочка читала Астафьева "Индия", очень круто... И ещё почему отказалась от Бродского? И что ты вообще думаешь по-поводу этого стихотворения? а то я немного в смятении.... Ребят пишите авторов или произведения, круто будет!!!! Советую всем Лондона Джека почитать.

стэйси: Etti мне очень нравиться Бродский и вобще я в восторге от этого стихотворения, просто я его в прошлом году уже читала)) бери и не волнуйся у меня его все педогоги одобряли, а насчет того что это он так, вобще не знаю! без комментаиев в самом прямом смысле этого слова.. хорошо хотя бы сказал что читать, буду молиться чтоб мне оттуда что-нить подошло!( кстати выкладываю отрывки..

стэйси: Это очень сложно, но если кто захочет...P.S я здесь очень много резала и соединяла... Ф. М Достоевский — Идиот - Значит, в самом деле княгиня! Развязка неожиданная... я... не так ожидала... Да что же вы, господа, стоите, поздравьте меня с князем! Катя, Паша, подите сюда, я замуж выхожу, слышали? За князя, у него полтора миллиона, он князь Мышкин и меня берет! Афанасий Иванович, поздравьте меня; я теперь с вашею женой везде рядом сяду; как вы думаете, выгодно такого мужа иметь? Полтора миллиона, да еще князь, да еще, говорят, идиот в придачу, чего лучше? Только теперь и начнется настоящая жизнь! Рогожин! Ты погоди уходить-то.Может, я еще с тобой отправлюсь. Дарья,а ты и впрямь думала? этакого-то младенца сгубить? Да это Афанасию Ивановичу в пору: это он младенцев любит! Я сама бесстыдница! Я вон - наложницей была...Князь, Ты меня совершенством давеча называл; хорошо совершенство, что из одной похвальбы, миллион и княжество растоптала, в трущобу идет! Ну, какая я тебе жена после этого? А теперь я гулять хочу, я ведь уличная! Я десять лет в тюрьме просидела, теперь мое счастье! Едем, Рогожин! Готовь свою пачку!Это в этой-то пачке сто тысяч? Фу, какая мерзость Что ты, Дарья Алексеевна? Да неужто же мне его загубить было? Где ему жениться, ему самому еще няньку надо; вон генерал и будет у него в няньках, - он же за ним увивается! Смотри, князь, твоя невеста деньги взяла, потому что она распутная, а ты ее брать хотел! Да что ты плачешь-то? Горько, что ли? А ты смейся, смейся по-моему Времени верь - все пройдет! Да что вы все плачете - вот и Катя плачет! Чего ты, Катя, милая? Да Разве я сама о тебе не мечтала? Это ты прав, давно мечтала, так бывало думаешь-думаешь, мечтаешь-мечтаешь, - и вот все такого, как ты воображала, доброго, честного, и такого же глупенького, что вдруг придет да и скажет: "А Вы не виноваты, Настасья Филипповна, а я вас обожаю!" Да так бывало размечтаешься, что с ума сойдешь... А тут приедет вот этот: месяца по два гостил в году, опозорит, разобидит, распалит, развратит, уедет, - так тысячу раз в пруд хотела кинуться, да подла была, души не хватало, ну, а теперь... Рогожин, готов?

стэйси: это пьеса но мне оч нравится.. КАТРИН: Хорошо, слушайте! Это чудная рождественская сказка... Жил-был человек. Добрый, хороший человек. И вокруг него было восемь женщин. Он стойко держался, но они были сильнее, чем он. Вчера вечером этот бедняга лег спать еще более усталым, еще более разоренным, еще более обманутым, чем всегда. А женщины продолжали плясать вокруг него свою чертову пляску. Только дочь, его Катрин, спряталась, и все видела и все слышала. Номер первый - десять часов вечера, теща этого человека, которую он приютил в своем доме, отказалась даже дать ему взаймы свои денежные бумаги. Этот великолепный жест мог бы его спасти. Но, жадная старуха не дала ему денег. Через полчаса, номер второй: приползла дежурная гадюка, тетя Огюстина, пококетничала с ним, и выложила ему последние сплетни. Она не убила папу, ему только стало противно. В одиннадцать часов начинается новая атака - наступление главных сил. Его жена, моя мать, дает понять, что она бросает его, она уходит с тем человеком, который разорил ее мужа. Правда, для всех это должно быть тайной, она будет жить на два фронта ради дочерей. "До свидания муженек! Я поживу с твоим заместителем и вернусь обратно". Все это очень просто, правда? (Габи, очень бледная, опускается в кресло) В одиннадцать часов тридцать минут - закомпостированная злодейка - горничная ЛУИЗА: Набитая дура, вульгарная, продажная. А вскоре после нее - Пьеретта - она пришла доить корову: Ей нужны две тысячи франков! И она получает их! Правда, эти деньги уходят недалеко, но это уже другая сказка... И после всего - счастливый конец, последнее появление: его дочь Сюзон, приехав тайно из Лондона, преподносит ему радостную новость: ей нужны деньги, потому что она беременна. Ну, это я рассказала вам обо всех вас. Осталось рассказать совсем немного: обо мне самой... вы тут все трепыхали: кто приходил к нему последний? Я приходила! Я, Катрин, его дочь! КАТРИН: Бедный мой папа... В шесть часов утра я застала его в слезах... Как страшно когда плачут папы... Папы никогда не плачут... А он плакал... Нос у него распух, а на кончике дрожала крупная слеза... Он мне сказал: "Ты славная девочка. Ты слишком много читаешь и не любишь мыться, но кроме тебя у меня никого нет на свете!" и я поклялась: "Сдохну, папа, а ты будешь счастлив". А он все плакал и сказал: "Как хорошо как, наверное, хорошо, спокойно тем, кто умер". А глаза его были широко раскрыты, круглые, в слезах, и как будто просили: "Пожалуйста, пожалейте меня". И тогда я пожалела его... (плачет, но голос ее звучит все сильнее, все торжественнее). И я решила освободить его, моего папу!.. (все в ужасе) Вы хотите сказать что я убила папу? Да нет же! Папа не умер! 0н и не думал умирать! (смеется) Он жив! Он там за своей дверью! Я ему сказала: "Нет, нет, папа, не плачь, эти дамы не стоят твоих слез. Ты видел в театре "мнимого больного". Там один тип притворился мертвым, чтобы узнать, что думает о нем его жена, его дочь, его дом? Сейчас ты ляжешь в кровать, я воткну в спину твоей пижамы этот нож из бумаги - он похож на кинжал, и налью всюду красных чернил. Бедный папа, он сперва смотрел на меня как-то странно, словно до сих пор был не знаком со мной, а потом как захохочет. И ему от этого стало легче. Тогда я все устроила! Весь спектакль! 3вонок Пьеретте - это я! Телефонные провода - это тоже я! Усыпила собак, вывела из строя автомобиль, стащила револьвер и две тысячи франков из маминой сумочки - все я. Подменила ключ от папиной комнаты, чтобы к папе не лезли зря! - тоже я, и вы всему поворили. Только Шанель засомневалась, только она! Шанель, толстуха моя. Я не хотела, тебя так сильно испугать, ты, наверное, увидела папу в окне, да? (Шанель утвердительно кивает головой) А все остальное. Я сделала хорошо и добилась своего. И теперь мы с папой уедем. Далеко-далеко. Папа! Папочка! Ты слышишь? Мы с тобой уедем" (Бежит наверх) Папа!

ЕнотЯ: Всем привет) Хочу спросить про подачу репертуара: Комиссии надо говорить сразу все басни, стихи и прозу, которую заготовили или по одной басне прозе....?( в токам случае они просят заменит что-либо на др произведение? мандарин - если ты "что - то не уверена" может не стоит брать данный материал? хотя...из Улицкой можно выбрать) а из классики стэйси уже советовала Достоевского, мне кажется что в его произведениях есть где развернуться("Белые ночи","Бедные люди", опять же "Идиот")

Allochka: Могут сказать: "Начните с чего сами пожелаете." Могут посмотреть в анкету и сказать: "Прочтите мне в это!" Могут послушать одну, например, прозу и попросить прочитать другую, могут и не попросить, и вообще не дослушать даже первую.. Всегда по-разному. Но надо обязат иметь разноплановый репертуар.

стэйси: разноплановый репертуар надо иметь обязательно, ЕнотЯ а насчет ЕнотЯ пишет: Комиссии надо говорить сразу все басни, стихи и прозу, которую заготовили или по одной басне прозе....? , то наврятли вас сразу об этом попросят, чаще всего просто говорят - Читайте, или - Давайте прозу например и только если вас захотят посмотреть еще с какой то стороны скажут - а что еще есть, и тогда уже надо говорить в полном объеме содержание своего репертуара, т е если спрашивают говорить все что есть и тогда они уже выберут)

мандарин: приветики)мне посоветовали из прозы взять Улицкую....вот сижу выбираю и Мак-Донаха..но что-то не уверена ,а из классики совсем завал ничего не могу выбрать(((( и Маяковского сказали брать мне обязательно((хотя..ой, не знаю может посоветуйте что-нибудь

ЕнотЯ: Спасибо ) понятно, если не попросят, то читать что захочется, а уж если спросят, то все что есть на "стол") ну про разноплановость понятно.

стэйси: вот еще один как мне кажеться хороший отрывок, только резать надо его нещадно)) Стефан Цвейг - нетерпение сердца, вобще советую Цвейга почитать, у него можно найти очень много хороших отрывкой, да и просто на досуге приятно будет почитать) - Хватит выдумок!.. Не надо больше лгать, довольно! Я сыта по горло, с утра до ночи меня кормят ложью: "Как хорошо ты сегодня выглядишь, как прекрасно ты сегодня ходишь... просто великолепно! Вот видишь, дело пошло на лад..." С утра до ночи одни и те же сладкие пилюли; никто не замечает, что они мне опротивели! Почему не сказать прямо: "Вчера я был занят, да и не хотелось идти к вам". Ведь у нас же нет на" вас абонемента, и я б нисколько не огорчилась, если б вы сказали мне по телефону: "Я сегодня не приду, мы хотим пошататься по Корсо". Неужели вы считаете меня дурой, не способной понять, как вам иной раз надоедает разыгрывать здесь изо дня в день доброго самаритянина и что взрослому человеку приятнее прокатиться верхом или размять свои здоровые ноги хорошей прогулкой, чем постоянно торчать возле чужого кресла? Только одно мне противно, и только одного я не переношу: отговорок, пустых слов, вранья - меня давно тошнит от них! Не так уж я глупа, как все ( вы думаете, и могу выдержать хорошую дозу искренности. Вот, например, несколько дней назад мы взяли новую судомойку, чешку (прежняя умерла), и в первый же день - ее еще не успели предупредить - она увидела мои костыли и как меня усаживают в кресло. От ужаса она выронила щетку и в голос запричитала: "Господи Иисусе, жалость-то какая! Такая богатая, благородная барышня - и калека!" Илона, словно тигрица, набросилась на честную женщину. А я, я обрадовалась... меня ее испуг не обидел, потому что это, по крайней мере, честно, по-человечески - испугаться, неожиданно увидев такое. Я подарила ей десять крон, и она сразу же побежала в церковь молиться за меня... Весь день я радовалась... да, да, в самом деле радовалась: наконец-то я узнала, что действительно испытывает посторонний человек, когда видит меня впервые... А вы, вы убеждены, что вашей ложной чуткостью "оберегаете" меня, вы воображаете, будто мне легче от вашей проклятой деликатности. Неужели вы думаете, что у меня нет глаз?! Или вам кажется, что я не угадываю за вашим лепетом и болтовней такого же точно ужаса и замешательства, как у той воистину честной женщины? Разве я не вижу, как у вас перехватывает дыхание, стоит мне только взяться за костыли, и как вы спешите оживить беседу, лишь бы только я ничего не заметила, - будто я вообще не вижу всех вас насквозь с вашей валерьянкой и сладеньким сиропом, сиропом и валерьянкой - всей этой мерзкой дрянью! О, я знаю наверняка, вы вздыхаете с облегчением каждый раз, когда закрываете за собой дверь, бросив меня здесь, словно падаль... я отчетливо представляю себе, как вы, закатив глаза, вздыхаете: "Несчастное дитя!" - и в то же время вы необычайно довольны собой: ведь вы так самоотверженно пожертвовали час-другой "бедной больной девочке". Но я не хочу никаких жертв! Не хочу, чтобы вы считали своим долгом выдавать ежедневную порцию сострадания! Я плюю на ваше всемилостивейшее сочувствие! Раз и навсегда, мне не нужно жалости! Хочется вам прийти - приходите, не хочется - не надо! Но только честно, без всяких басен о смотрах и новых лошадях! Я не могу... не могу больше терпеть ложь и вашу мерзкую снисходительность. Последние слова она выкрикнула, уже не владея собой, лицо ее побелело, глаза горели. Потом напряжение вдруг иссякло, голова бессильно откинулась на спинку кресла, и кровь стала понемногу приливать к губам, еще дрожащим от возбуждения. - Ну вот, - выдохнула она едва слышно и словно застыдившись. - Я должна была сказать вам это! А теперь хватит. И не будем больше об этом говорить. Дайте... дайте мне сигарету.

Allochka: Август Стриндберг "Фрекен Жюли" Фрекен.О, безмерно, но я ведь и ненавидела его! Конечно, ненавидела, сама того не сознавая! Это же он воспитал меня в презрении к моему полу, вырастил полуженщиной-полумужчиной! Чья вина в том, что со мной случилось? Отца, матери, моя собственная! Моя собственная? Но у меня нет ничего своего! Ни единой мысли, которую я бы не взяла у отца, ни единого чувства, которое бы не перешло ко мне от матери, ну а эту последнюю блажь – что все люди равны – я взяла у него, у жениха, и за это я называю его мерзавцем! О какой же собственной вине может идти речь? Сваливать грех на Христа, как вот Кристина, - нет, для этого я чересчур горда и чересчур умна – спасибо отцовским наставлениям… А насчет того, что богатому не попасть в Царствие Небесное, - так это ложь, и, во всяком случае, уж Кристина-то сама, у которой деньги есть в банке, туда не попадет! Кто же виноват? Ах, да не все ль равно! Мне одной отвечать и за грех, и за последствия… Ах, как я устала. Ничего не могу – не могу каяться, не могу бежать, оставаться, жить не могу, не могу умереть! Помогите же мне! Приказывайте, и я буду слушаться, как собака. Окажите мне последнюю услугу, спасите мою честь, спасите имя отца! Вы же знаете, чего мне надо хотеть, да я не хочу… Сами этого пожелайте и прикажите мне исполнить! Вы давеча так славно играли роль, когда стояли передо мною на коленях – изображали рыцаря… или – видели вы когда-нибудь в театре гипнотизера? Он говорит медиуму: возьми метлу – и тот берет; он говорит – мети, и тот метет… Жан. Но он же сперва усыпить его должен! Фрекен (с восторгом). Я сплю уже! Вся комната будто в дыму, вы – будто печь железная… как кто-то длинный, черный, в цилиндре… и глаза ваши сверкают, как угли, когда угасает пламя, и лицо – будто белая кучка золы. (Солнечный луч падает на Жана) Как тепло, как хорошо (потирает руки, словно греет у огня) и как светло… и покойно!

Allochka: И вот еще отрывок. Страшный конечно... Но такое уж произведение.. Фрекен. (подходит к разделочной доске, будто ее тянет туда против воли). Нет, мне не пора еще. Я не могу… мне надо посмотреть… Тсс! Карета подъехала… (Прислушивается, не отрывая глаз от ножа и доски). Так вы думаете, я не могу видеть крови? Думаете, я слабая… о! – увидеть бы твою кровь, твой мозг на плахе… так бы кажется и пила из твоего черепа, ноги мыла б в твоей грудной клетке! Ты думаешь я слабая, думаешь, я тебя люблю, думаешь я стану носить под сердцем твое отродье и питать его своею кровью – рожу тебе ребенка и приму твое имя! Слышишь ты, как тебя там? Я в жизни не слыхивала твоей фамилии – у тебя небось и нет ее! Я бы стала фру Сторож или мадам Лакей – ты пес, и ты носишь мой ошейник, ты холоп, заклейменный моим гербом, и чтоб я тебя делила со своей кухаркой, стала соперницей своей служанки! Ох! Думаешь я струшу, я удеру! Нет, я останусь и пусть ударит гром! Отец вернется… увидит взломанное бюро… хватится денег! Он позвонит – вот в этот самый звонок… позвонит два раза, призовет лакея, пошлет его за ленсманом… а я во всем признаюсь! Во всем! О, какое счастье – покончить со всем! Только бы покончить! С ним будет удар, он умрет! Вот и настанет конец… и покой… и вечный мир! И над его гробом сломают наш герб – графский род угаснет… а лакейское отродье попадет в приют, будет пожинать лавры под забором и кончит за решеткой!

Etti: Анна Ахматова. Уединение Так много камней брошено в меня, Что ни один из них уже не страшен, И стройной башней стала западня, Высокою среди высоких башен. Строителей ее благодарю, Пусть их забота и печаль минует. Отсюда раньше вижу я зарю, Здесь солнца луч последний торжествует. И часто в окна комнаты моей Влетают ветры северных морей, И голубь ест из рук моих пшеницу... А не дописанную мной страницу - Божественно спокойна и легка, Допишет Музы смуглая рука.

Allochka: Почему-то захотелось выложить это стихотворение Мандельштам Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Мохнатые, как маленькие пчелы, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина -- дремучий лес Тайгета, Их пища -- время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок -- Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

Etti: Allochka Вкусное)))

Настеньк@: А у комиссии есть предпочтения?? Ну, например, они к классике относятся лучше, чем к современным авторам? Или главное - чтобы получалось читать?

Etti: Ежище "Отлив" Рождественского читать выбрала, там тож много повторений, но оно игровое(ударение на второе "О"). Вы ж знаете как я его люблю)))Настеньк@ Главное ччтоб читала хорошо)))

стэйси: ой а я че то отлив не помню...Etti , а как там начинается? Настеньк@ ну вобще классику они любят, но современных авторов тоже можно брать, по мне так лучше сочитать одно с другим) а хорошо прочитать это уже обязательный пункт)))

Etti: И снова Рождественский. Очень бы его хотела читать, но два стихотворения одного автора перебор))) Стасиусу Красаускасу. Этого стихотворения Ты не прочтёшь никогда... В город вошли, зверея, Белые холода. Сколько зима продлится, Хлынувши через край? Тихо в твоей больнице... - Стаська, не умирай!.. Пусть в коридоре голом, Слова мне не сказав, Ставший родным, онколог Вновь отведёт глаза. В тонкой броне халата Медленно я войду в маленькую палату, в тягостную беду... Сделаю всё, как нужно, Слёзы сумею скрыть. Буду шутить натужно, о пустяках говорить, врать, от стыда сгорая!.. Так и не разберу: может быть, мы играем оба в одну игру?! Может, болтая о разном, - очень ещё живой - ты между тем прекрасно знаешь диагноз свой! Может, смеёшься нарочно в этот и в прошлый раз, голову нам мороча, слишком жалея нас?! ...В окнах - больших и хмурых - высветится ответ. Как на твоих гравюрах - белый и чёрный цвет. И до безумия просто Канет в снежный февраль страшная эта просьба: - Стаська, не умирай... Рыбы уходят спать на деревья - верю. Зайцы купаются до одуренья - верю. Лошадь читает по-итальянски - верю. Юный петух уличен в постоянстве - верю. Пудрой не пахнет в дамском салоне - верю. Пляж в Антарктиде, снег - на Цейлоне - верю. В льва, перешедшего с мяса на травку, верю. В труса, готового ринуться в драку, верю. В нищего, с хохотом жгущего деньги, верю. И в непорочность гулящей девки верю. В то, что убийца плачет, раскаясь, верю... Ты говоришь мне: "Люблю!.." Усмехаюсь. Не верю.

Ежище: Ой, как второе стихотворение понравилось!!! Только для себя. Читать его на прослушках, мне кажется, сложно. Очень много перечислений...

стэйси: блиин, я не могу читать это стихотворенье...особенно когда знаешь о чем речь..из серии "лошади умеют плавать, но не хорошо".. Григорий Поженян Дворняга Когда ощенилась дворняга в углу на соседских мешках, захлопали люди дверями: — Что проку в безродных щенках. Нет масти — не будет и стати, хвост кренделем, вниз голова, и цвет разномастный, и, кстати, нет спроса на псов без родства. — И, чуя беду, бедолага, постукивая хвостом, щенков прикрывала дворняга в распухших сосках животом. Ночь минула. Утро настало. Сосед мой — непьющий шофёр — скулящих кутят закатал он в матерчатый старый ковёр. И вынес его воровато в железобетонной руке. И снова — круги по реке. Но так уже было когда-то... Ужели так долго лежали на впалой груди облака? Ужели не страшно, не жалко, топить не устала ль рука?!

Etti: стэйси Как будто бы обидевшись на берег, от берега отходит океан....отлив. Песок прочнеет и грубеет, и выплывают словно на экран, в остатках пены....и т.д. Извени под рукой нет, поэтому в строчку и без точных знаков препинания.

Ежище: Ух... таким жарким показался эпизод... И.С.Тургенев "Записки охотника" (Чертопханов и Недопюскин) – А что, Маша, – спросил Чертопханов, – надобно бы гостя чем-нибудь и попотчевать, а? – У нас есть варенье, – отвечала она. – Ну, подай сюда варенье, да уж и водку кстати. Да послушай, Маша, – закричал он ей вслед, – принеси тоже гитару. – Для чего гитару? Я петь не стану. – Отчего? – Не хочется. – Э, пустяки, захочется, коли… – Что? – спросила Маша, быстро наморщив брови. – Коли попросят, – договорил Чертопханов не без смущения. – А! Она вышла, скоро вернулась с вареньем и водкой и опять села у окна. На лбу ее еще виднелась морщинка; обе брови поднимались и опускались, как усики у осы… Заметили ли вы, читатель, какое злое лицо у осы? Ну, подумал я, быть грозе. Разговор не клеился. Недопюскин притих совершенно и напряженно улыбался; Чертопханов пыхтел, краснел и выпучивал глаза; я уже собирался уехать… Маша вдруг приподнялась, разом отворила окно, высунула голову и с сердцем закричала проходившей бабе: «Аксинья!» Баба вздрогнула, хотела было повернуться, да поскользнулась и тяжко шлепнулась наземь. Маша опрокинулась назад и звонко захохотала; Чертопханов тоже засмеялся, Недопюскин запищал от восторга. Мы все встрепенулись. Гроза разразилась одной молнией… воздух очистился. Полчаса спустя нас бы никто не узнал: мы болтали и шалили, как дети. Маша резвилась пуще всех, – Чертопханов так и пожирал ее глазами. Лицо у ней побледнело, ноздри расширились, взор запылал и потемнел в одно и то же время. Дикарка разыгралась. Недопюскин ковылял за ней на своих толстых и коротких ножках, как селезень за уткой. Даже Вензор выполз из-под прилавка в передней, постоял на пороге, поглядел на нас и вдруг принялся прыгать и лаять. Маша выпорхнула в другую комнату, принесла гитару, сбросила шаль с плеч долой, проворно села, подняла голову и запела цыганскую песню. Ее голос звенел и дрожал, как надтреснутый стеклянный колокольчик, вспыхивал и замирал… Любо и жутко становилось на сердце. «Ай жги, говори!..» Чертопханов пустился в пляс. Недопюскин затопал и засеменил ногами. Машу всю поводило, как бересту на огне; тонкие пальцы резво бегали по гитаре, смуглое горло медленно приподнималось под двойным янтарным ожерельем. То вдруг она умолкала, опускалась в изнеможенье, словно неохотно щипала струны, и Чертопханов останавливался, только плечиком подергивал да на месте переминался, а Недопюскин покачивал головой, как фарфоровый китаец; то снова заливалась она как безумная, выпрямливала стан и выставляла грудь, и Чертопханов опять приседал до земли, подскакивал под самый потолок, вертелся юлой, вскрикивал: «Жива!»…

стэйси: Еще отрывки... Ф. Достоевский - Неточка Незванова Как будто ледяная рука сжала вдруг мое сердце. Я вскрикнула, оттолк- нула его и бросилась наверх. Когда я вошла в комнату, на мне лица не бы- ло, и если б теперь я захотела сказать, что у меня отняли деньги, то ма- тушка поверила бы мне. Но я ничего не могла говорить в эту минуту. В припадке судорожного отчаяния бросилась я поперек матушкиной постели и закрыла лицо руками. Через минуту дверь робко скрипнула и вошел батюшка. Он пришел за своей шляпой. - Где деньги? - закричала вдруг матушка, разом догадавшись, что прои- зошло что-нибудь необыкновенное. - Где деньги? говори! говори! - Тут она схватила меня с постели и поставила среди комнаты. Я молчала, опустя глаза в землю; я едва понимала, что со мною делает- ся и что со мной делают. - Где деньги? - закричала она опять, бросая меня и вдруг повернувшись к батюшке, который хватался за шляпу. - Где деньги? - повторила она. - А! она тебе отдала их? И в один миг она бросилась к дверям, заперла их изнутри и взяла ключ к себе. - Говори! признавайся! - начала она мне голосом, едва слышным от вол- нения, - признавайся во всем! Говори же, говори! или... я не знаю, что я с тобой сделаю! Она схватила мои руки и ломала их, допрашивая меня. Она была в исс- туплении. В это мгновение я поклялась молчать и не сказать ни слова про батюшку, но робко подняла на него в последний раз глаза... Один его взгляд, одно его слово, что-нибудь такое, чего я ожидала и о чем молила про себя, - и я была бы счастлива, несмотря ни на какие мучения, ни на какую пытку... Но, боже мой! бесчувственным, угрожающим жестом он прика- зывал мне молчать, будто я могла бояться чьей-нибудь другой угрозы в эту минуту. Мне сдавило горло, захватило дух, подкосило ноги, и я упала без чувств на пол... Со мной повторился вчерашний нервный припадок.

стэйси: Леонид Андреев - Кусака Она никому не принадлежала; у нее не было собственного имени, и никто не мог бы сказать, где находилась она во всю долгую морозную зиму и чем кормилась. От теплых изб ее отгоняли дворовые собаки, такие же голодные, как и она, но гордые и сильные своею принадлежностью к дому; когда, гонимая голодом или инстинктивною потребностью в общении, она показывалась на улице,- ребята бросали в нее камнями и палками, взрослые весело улюлюкали и страшно, пронзительно свистали. Не помня себя от страху, переметываясь со стороны на сторону, натыкаясь на загорожи и людей, она мчалась на край поселка и пряталась в глубине большого сада, в одном ей известном месте. Там она зализывала ушибы и раны и в одиночестве копила страх и злобу. Только один раз ее пожалели и приласкали. Это был пропойца-мужик, возвращавшийся из кабака. Он всех любил и всех жалел и что-то говорил себе под нос о добрых людях и своих надеждах на добрых людей; пожалел он и собаку, грязную и некрасивую, на которую случайно упал его пьяный и бесцельный взгляд. - Жучка!- позвал он ее именем, общим всем собакам.- Жучка! Пойди сюда, не бойся! Жучке очень хотелось подойти; она виляла хвостом, но не решалась. Мужик похлопал себя рукой по коленке и убедительно повторил: - Да пойди, дура! Ей-Богу, не трону! Но, пока собака колебалась, все яростнее размахивая хвостом и маленькими шажками подвигаясь вперед, настроение пьяного человека изменилось. Он вспомнил все обиды, нанесенные ему добрыми людьми, почувствовал скуку и тупую злобу и, когда Жучка легла перед ним на спину, с размаху ткнул ее в бок носком тяжелого сапога. - У-у, мразь! Тоже лезет! Собака завизжала, больше от неожиданности и обиды, чем от боли, а мужик, шатаясь, побрел домой, где долго и больно бил жену и на кусочки изорвал новый платок, который на прошлой неделе купил ей в подарок. С тех пор собака не доверяла людям, которые хотели ее приласкать, и, поджав хвост, убегала, а иногда со злобою набрасывалась на них и пыталась укусить, пока камнями и палкой не удавалось отогнать ее.

стэйси: Мне Очень нравится.. Р.Рождественский - Монолог женщины. ...Птицы спрятаться догадаются... Одинокими не рождаются. Ими после становятся.... Ветры зимние вдаль уносятся и назад возвращаются. Почему, зачем, одиночество, ты со мной не прощаешься? Пусть мне холодно и невесело, - все стерплю, что положено... Одиночество - ты профессия до безумия сложная! Ночь пустынная. Слезы затемно. Тишина безответная..... Одиночество - наказание. А за что - я не ведаю... Ночь окончится. Боль останется. День сначала закружится... Одинокими не рождаются. Одиночеству учатся. ...Ну, приди же, любимый! Приди! Одинокой мне быть запрети ! За собою меня поведи... Приходи, прошу, приходи! Задохнувшись, к себе прижми и на счастье и на беду... Если хочешь, замуж возьми. А не хочешь - и так пойду... ...Слово-то какое замуж - сладкий дым.... Лишь бы он пришел, а там уж - поглядим.... Пусть негусто в смысле денег у него- Приголубим, приоденем, - ничего!.. Лишь бы дом мой, дом постылый не был пуст... Пусть придет - большой и сильный, - курит пусть! Спорит, ежели охота! Пусть храпит!.. Так спокойно, если кто-то рядом спит... Хорошо бы, пил не очень... И любил, хоть немножечко!.. А впрочем, лишь бы был... Без него сейчас мне точно нет житья!.. Да зачем я так?! Да что же, что же я?! Черт с тобой! Не приходи!.. Вспоминать - и то противно... Сгинь! Исчезни! Пропади! Я-то нюни распустила!.. Не желаю подбирать со стола чужие крохи! Если вновь захочешь врать, ври уже другой дурехе!.. Ишь, нашелся эталон! Я в гробу таких видала! Тоже мне - Ален Делон поселкового масштаба! Бабник! Только и всего! Трус! Теперь я точно знаю... Он решил, что на него я свободу променяю?! Думал - дама влюблена!.. Что? Не вышло? Ешьте сами! Вашей милости цена - три копейки на базаре! Я везде таких найду! Десять штук на каждый вечер! Не звони - не подойду! А напишешь - не отвечу! Как без тебя? Как? Был ты синицей в руках. Что без тебя я? Словно земля ничья. Стонет моя боль. Я бы пошла за тобой! Шла бы, закрыв глаза, тихая, как слеза... Мне без тебя как? Птицей стать в облаках? Реять в ночной темноте? Крылья уже не те... Злую печаль пью. Злюсь на судьбу свою. Вижу ее свет... Есть там или нет? Мечется мой крик! Он для других скрыт. Боль отдается в висках: как без тебя? Как?

стэйси: Иван Тургенев ТОЛПА Посвящено В. Г. Белинскому Среди людей, мне близких... и чужих, Скитаюсь я — без цели, без желанья. Мне иногда смешны забавы их... Мне самому смешней мои страданья. Страданий тех толпа не признает; Толпа — наш царь — и ест и пьет исправно; И что в душе «задумчивой» живет, Болезнию считает своенравной. И права ты, толпа! Ты велика, Ты широка — ты глубока, как море... В твоих волнах всё тонет: и тоска Нелепая, и истинное горе. И ты сильна... И знает тебя бог — И над тобой он носится тревожно... Перед тобой я преклониться мог, Но полюбить тебя — мне невозможно. Я ни одной тебе не дам слезы... Не от тебя я ожидаю счастья — Но ты растешь, как море в час грозы, Без моего ненужного участья. Гордись, толпа! Ликуй, толпа моя! Лишь для тебя так ярко блещет небо... Но всё ж я рад, что независим я, Что не служу тебе я ради хлеба... И я молчу — о том, что я люблю... Молчу о том, что страстно ненавижу, — Я похвалой толпы не удивлю, Насмешками толпы я не обижу... А толковать — мечтать с самим собой, Беседовать с прекрасными друзьями... С такой смешной — ребяческой мечтой Расстался я, как с детскими слезами... А потому... мне жить не суждено... И я тяну с усмешкой торопливой Холодной злости — злости молчаливой Хоть горькое, но пьяное вино.

стэйси: Николай Заболоцкий стихи Антология русской поэзии НЕКРАСИВАЯ ДЕВОЧКА Среди других играющих детей Она напоминает лягушонка. Заправлена в трусы худая рубашонка, Колечки рыжеватые кудрей Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы, Черты лица остры и некрасивы. Двум мальчуганам, сверстникам её, Отцы купили по велосипеду. Сегодня мальчики, не торопясь к обеду, Гоняют по двору, забывши про неё, Она ж за ними бегает по следу. Чужая радость так же, как своя, Томит её и вон из сердца рвётся, И девочка ликует и смеётся, Охваченная счастьем бытия. Ни тени зависти, ни умысла худого Ещё не знает это существо. Ей всё на свете так безмерно ново, Так живо всё, что для иных мертво! И не хочу я думать, наблюдая, Что будет день, когда она, рыдая, Увидит с ужасом, что посреди подруг Она всего лишь бедная дурнушка! Мне верить хочется, что сердце не игрушка, Сломать его едва ли можно вдруг! Мне верить хочется, что чистый этот пламень, Который в глубине её горит, Всю боль свою один переболит И перетопит самый тяжкий камень! И пусть черты её нехороши И нечем ей прельстить воображенье,- Младенческая грация души Уже сквозит в любом её движенье. А если это так, то что есть красота И почему её обожествляют люди? Сосуд она, в котором пустота, Или огонь, мерцающий в сосуде?

Ежище: Г.Гессе "Степной волк" Я промочил ноги и замерз, но еще долго простоял в ожидании. Ничего больше. И когда я все еще стоял и думал о том, как красиво мелькают блуждающие огоньки пестрых букв на влажной стене и в черном блеске асфальта, ко мне вдруг вернулся отрывок из моих прежних мыслей – сравнение с золотым светящимся следом, который вдруг теряется вдалеке. Поразительно, чего только не может проглотить человек! Минут десять я читал какую-то газету, вводя в себя через глаза умишко какого-то безответственного субъекта, который пережевывает, а затем изрыгает чужие слова, смочив их слюной, но не переварив. Этого я съел целый столбец. А потом я сожрал изрядный кусок печенки, вырезанный из тела убитого теленка. Поразительно! Лучше всего было эльзасское. Я не любил, во всяком случае в обычные дни, диких, буйных вин, ударяющих в голову и знаменитых своим особым вкусом. Милее всего мне совершенно чистые, легкие, скромные местные вина без каких-либо особых названий, их можно пить помногу, и они так приятно отдают сельским простором, землей, небом и лесом. Стакан эльзасского и ломоть хорошего хлеба – вот лучшая трапеза. Но я уже съел порцию печенки – с необычным удовольствием, вообще-то я редко ем мясо, – и передо мной стоял второй стакан. Поразительно было и то, что где-то в зеленых долах здоровые, славные люди возделывают виноград и выдавливают из него сок, чтобы в разных местах земли, далеко-далеко от них, какие-то разочарованные, тихо спивающиеся обыватели и растерянные степные волки взбадривались и оживлялись, осушая стаканы. Ну что ж, пускай это и было поразительно! Это было хорошо, это помогало, оживление пришло. Словесная каша газетной статьи вызвала у меня запоздалый, но полный облегчения смех, и вдруг я опять вспомнил забытую мелодию того пиано, она, сверкая, поднялась во мне, как маленький мыльный пузырь, блеснула, уменьшенно и ярко отразив целый мир, и снова мягко распалась. Если эта небесная маленькая мелодия тайно пустила корни в моей душе и вдруг снова расцвела во мне всеми драгоценными красками прекрасного своего цветка, разве я погиб окончательно? Пусть я заблудший зверь, не понимающий мира, который его окружает, но какой-то смысл в моей дурацкой жизни все-таки был, что-то во мне отвечало на зов из далеких высот, что-то улавливало его, и в мозгу моем громоздились тысячи картин. Сонмы ангелов Джотто с маленького церковного свода в Падуе, а рядом шествовали Гамлет и Офелия в венке, прекрасные символы всех печалей и всех недоразумений мира; стоя в горящем шаре, трубил в рог воздухоплаватель Джаноццо, Аттила Шмельцле нес в руке свою новую шляпу, Боробудур вздымал в небо гору своих изваяний. Не беда, что все эти прекрасные образы живут в тысячах других сердец, имелись еще десятки тысяч других неизвестных картин и звуков, чьей родиной, чьим видящим оком и чутким ухом была единственно моя душа. Я задержал в руке стакан, который хозяйка снова хотела наполнить, и поднялся. Довольно было вина. Золотой след блеснул, напомнив мне о вечном, о Моцарте, о звездах. Я снова мог какое-то время дышать, мог жить, смел существовать, мне ненужно было мучиться, бояться, стыдиться. P.S.Конечно-же, как всегда, надо резать. Но у меня рука не поднялась. Вообще это произведение рекомендую взять на заметку юношам. В нем, на мой взгляд, есть всё.

Ежище: Еще отрывок оттуда. Но! остановлю себя на этом. Не то процитирую все произведение Уже с первого взгляда, когда он вошел через тетушкину застекленную дверь, запрокинул по-птичьи голову и похвалил хороший запах нашего дома, я заметил в незнакомце что-то особенное, и первой моей наивной реакцией было отвращение. Я почувствовал (и моя тетка, человек, в отличие от меня, совсем не умственный, почувствовала примерно то же самое) – я почувствовал, что он болен, то ли как-то душевно, то ли какой-то болезнью характера, и свойственный здоровым инстинкт заставил меня обороняться. Со временем это оборонительное отношение сменилось симпатией, основанной на большом сочувствии к тому, кто так глубоко и долго страдал и чье внутреннее умирание происходило у меня на глазах. В этот период я все больше и больше осознавал, что болезнь этого страдальца коренится не в каких-то пороках его природы, а, наоборот, в великом богатстве его сил и задатков, не достигшем гармонии. Я понял, что Галлер – гений страдания, что он, в духе некоторых тезисов Ницше, выработал в себе гениальную, неограниченную, ужасающую способность к страданию. Одновременно я понял, что почва его пессимизма – не презрение к миру, а презрение к себе самому, ибо, при всей уничтожающей беспощадности его суждений о заведенных порядках или о людях, он никогда не считал себя исключением, свои стрелы он направлял в первую очередь в себя самого, он ненавидел и отрицал себя самого в первую очередь... Тут я должен вставить одно психологическое замечание. Хотя я мало что знаю о жизни Степного волка, у меня есть все причины полагать, что любящие, но строгие и очень благочестивые родители и учителя воспитывали его в том духе, который кладет в основу воспитания «подавление воли». Так вот, уничтожить личность, подавить волю в данном случае не удалось, ученик был для этого слишком силен и тверд, слишком горд и умен. Вместо того чтобы уничтожить его личность, удалось лишь научить его ненавидеть себя самого. И против себя самого, против этого невинного и благородного объекта, он пожизненно направлял всю гениальность своей фантазии, всю силу своего разума. Ибо в том-то он и был, несмотря ни на что, истинным христианином и истинным мучеником, что всякую резкость, всякую критику, всякое ехидство, всякую ненависть, на какую был способен, обрушивал прежде всего, первым делом на себя самого. Что касалось остальных, окружающих, то он упорно предпринимал самые героические и самые серьезные попытки любить их, относиться к ним справедливо, не причинять им боли, ибо «люби ближнего твоего» въелось в него так же глубоко, как ненависть к самому себе, и, таким образом, вся его жизнь была примером того, что без любви к себе самому невозможна и любовь к ближнему, а ненависть к себе – в точности то же самое и приводит к точно такой же изоляции и к такому же точно отчаянию, как и отъявленный эгоизм.

Настеньк@: Где вы находите столько замечательных отрывков???=))

Ежище: Настеньк@, я даже растерялась, что ответить... Если вопрос относится, например, ко мне... Ну, банально было бы сказать - в книжках. "Где", наверное, неверный вопрос. Скорее всего - "Как?". Читаю новое. Освежаю в памяти, прочитанное ранее. Учусь читать "по-диагонали". Какие-то яркие (для меня) эпизоды цепляют сразу. Вот, например, отрывок из того, что читаю сейчас: Джером К Джером из "Трое в лодке, не считая собаки". (Офигительная, пардон, вещь! Жалко, что у вас сейчас нет времени прочитать ее внимательно от корки до корки) Мы, как я уже говорил, возвращались после купания, и на полпути, когда мы шли по Хай стрит, какая то кошка выскочила из ворот и собралась перебежать нам дорогу. Монморанси издал радостный вопль – вопль, какой издает старый вояка, когда ему в руки попадается враг; вопль, какой издал, вероятно, Кромвель, когда шотландцы начали спускаться с холма, – и помчался за добычей. Его жертвой был старый черный котище. Я в жизни не встречал кота такой устрашающей величины. К тому же, он выглядел отъявленным головорезом. У него не хватало одного уха, половины хвоста и изрядного куска носа. Это был громадный и явно очень сильный зверь. Он являл собой воплощение наглости и самодовольства. Монморанси погнался за беднягой со скоростью двадцати миль в час, но кот даже не ускорил шага, – он, видимо, не подозревал, что его жизнь в опасности. Он безмятежно трусИл по дороге до тех пор, пока его будущий убийца не оказался на расстоянии какого нибудь ярда; тут кот круто повернулся, уселся с любезным видом посреди улицы и кротко посмотрел на Монморанси, как бы спрашивая: «Ну с, что вам угодно?» Монморанси не робкого десятка, но во взгляде этого кота было нечто, от чего дрогнуло бы сердце самого мужественного пса. Монморанси застыл на месте и воззрился на врага. Оба молчали, но было совершенно ясно, что между ними происходит следующий диалог: Кот . Чем могу служить? Монморанси . Ничем, ничем, покорно благодарю! Кот . Если вам что нибудь нужно, не стесняйтесь, прошу вас! Монморанси (отступая по Хай стрит). Ах, нет, что вы!.. Вовсе нет… Не беспокойтесь… Я… я… кажется, ошибся… Мне показалось, что мы знакомы… Извините, что потревожил вас… Кот . Что вы, я очень рад. Вам в самом деле ничего не нужно? Монморанси (по прежнему отступая). Нет, нет, благодарю вас… вовсе нет… Вы очень любезны. До свиданья! Кот . До свиданья! После этого кот поднялся и продолжал свой путь, а Монморанси, жалобно поджав то, что он именовал своим хвостом, поплелся назад к нам и занял скромную позицию в арьергарде. С тех пор стоит только сказать: «Кошки!» – как Монморанси на глазах съеживается и умоляюще смотрит, словно говоря: «Пожалуйста, не надо!»

Настеньк@: да, я, наверное, вопрос неправильно задала. Извиняюсь. Понимаю, что в книжках . Завидую тем, кто может себе позволить спокойненько готовиться, не отвлекаясь на домашние задания, проекты, ЕГЭ, и тому подобное. Хочется прочитать все и сразу, но даже не знаю за какого автора взяться, с чего лучше начать... Посоветуйте, чьи произведения набрать в библиотеке? Нашла неплохие отрывки у Чехова и у Гончарова. Что-нибудь, начиная с конца 19 века и заканчивая 20?

Ежище: Настеньк@, зачем "набирать в библиотеке"...? Тяжести таскать? Заходи сюда! http://lib.rus.ec/book А что касается советов по авторам... Это сейчас тебе каждый Форумчанин накидает штук по десять авторов, своих любимых... Это не спасет положения.

Allochka: Александр Блок ЖЕНЩИНА Да, я изведала все муки, Мечтала жадно о конце... Но нет! Остановились руки, Живу - с печалью на лице... Весной по кладбищу бродила И холмик маленький нашла. Пусть неизвестная могила Узнает всё, чем я жила! Я принесла цветов любимых К могиле на закате дня... Но кто-то ходит, ходит мимо И взглядывает на меня. И этот взгляд случайно встретя, Я в нем внимание прочла... Нет, я одна на целом свете!.. Я отвернулась и прошла. Или мой вид внушает жалость? Или понравилась ему Лица печального усталость? Иль просто - скучно одному?.. Нет, лучше я глаза закрою: Он строен, он печален; пусть Не ляжет между ним и мною Соединяющая грусть... Но чувствую: он за плечами Стоит, он подошел в упор... Ему я гневными речами Уже готовлюсь дать отпор, - И вдруг, с мучительным усильем, Чуть слышно произносит он: "О, не пугайтесь. Здесь в могиле Ребенок мой похоронен". Я извинилась, выражая Печаль наклоном головы; А он, цветы передавая, Сказал: "Букет забыли вы". - "Цветы я в память встречи с вами Ребенку вашему отдам..." Он, холодно пожав плечами, Сказал: "Они нужнее вам". Да, я винюсь в своей ошибке, Но... не прощу до смерти (нет!) Той снисходительной улыбки, С которой он смотрел мне вслед!

Sun: у меня тоже с прозой завал читаю ничего немогу подобрать есть конечно неплохие вещи, но не так чтобы цепляли кстати, подскажите что-нибудь из военной прозы, оч нада, рассказы, повести, итд, или сразу может у кого под рукой вырезки будут!

Ежище: Sun, тебе надо найти сообщения в этой теме за 09.12.09. Там девушки выкладывали отрывки из произведений на "военную тему". А еще можно заглянуть сюда http://militera.lib.ru/prose/index.html

Ежище: А.Солженицын "Матренин двор" — Я, Игнатич, когда-то за него чуть замуж не вышла. Так взволнованно она это сказала из темноты, будто и сейчас еще тот старик домогался ее. Видно, весь вечер Матрена только об том и думала. Она поднялась с убогой тряпичной кровати и медленно выходила, как бы идя за своими словами. — Он за меня первый сватался… раньше Ефима… Он был брат — старший… Мне было девятнадцать, Фаддею — двадцать три… Вот в этом самом доме они тогда жили. Ихний был дом. Ихним отцом строенный. В то лето… ходили мы с ним в рощу сидеть, — прошептала она. — Тут роща была, где теперь конный двор, вырубили ее… Без малого не вышла, Игнатич. Война германская началась. Взяли Фаддея на войну. Она уронила это — и вспыхнул голубой, белый и желтый июль четырнадцатого года: еще мирное небо, плывущие облака и народ, кипящий со спелым жнивом. И — песня, песня под небом, какие давно уже отстала деревня петь, да и не споешь при механизмах. — Пошел он на войну — пропал… Три года затаилась я, ждала. И ни весточки, и ни косточки… Да. Да… Понимаю… Облетали листья, падал снег — и потом таял. Снова пахали, снова сеяли, снова жали. И опять облетали листья, и опять падал снег. И одна революция. И другая революция. И весь свет перевернулся. — Мать у них умерла — и присватался ко мне Ефим. Мол, в нашу избу ты идти хотела, в нашу и иди. Был Ефим моложе меня на год. Говорят у нас: умная выходит после Покрова, а дура — после Петрова. Рук у них не хватало. Пошла я… На Петров день повенчались, а к Миколе зимнему — вернулся… Фаддей… из венгерского плена. Матрена закрыла глаза. Она обернулась к двери, как к живой: — Стал на пороге. Я как закричу! В колена б ему бросилась!… Нельзя… Ну, говорит, если б то не брат мой родной — я бы вас порубал обоих! — Ой-ой-ойиньки, головушка бедная! Сколько невест было на деревне — не женился. Сказал: буду имечко твое искать, вторую Матрену. И привел-таки себе из Липовки Матрену, срубили избу отдельную, где и сейчас живут, ты каждый день мимо их в школу ходишь. Кажется, и Фаддею не о чем было жалеть: родила ему вторая Матрена тоже шестерых детей (средь них и Антошка мой, самый младший, поскребыш) — и выжили все, а у Матрены с Ефимом дети не стояли: до трех месяцев не доживая и не болея ничем, умирал каждый. — Одна дочка, Елена, только родилась, помыли ее живую — тут она и померла. Так мертвую уж обмывать не пришлось… Как свадьба моя была в Петров день, так и шестого ребенка, Александра, в Петров день схоронила. И решила вся деревня, что в Матрене — порча. — Порция во мне! — убежденно кивала и сейчас Матрена. — Возили меня к монашенке одной бывшей лечиться, она меня на кашель наводила — ждала, что порция из меня лягушкой выбросится. Ну, не выбросилась… И шли года, как плыла вода… В сорок первом не взяли на войну Фаддея из-за слепоты, зато Ефима взяли. И как старший брат в первую войну, так младший без вести исчез во вторую. Но этот вовсе не вернулся. Гнила и старела когда-то шумная, а теперь пустынная изба — и старела в ней беспритульная Матрена. И попросила она у той второй забитой Матрены — чрева ее урывочек (или кровиночку Фаддея?) — младшую их девочку Киру. Десять лет она воспитывала ее здесь как родную, вместо своих невыстоявших. И выдала за молодого машиниста в Черусти. Только оттуда ей теперь и помощь сочилась: иногда сахарку, когда поросенка зарежут — сальца.

Настеньк@: покажите пожалуйста пример описательного монолога. А такие отрывки как "Матренин двор" тоже можно брать? Он же в лицах.

Ежище: Почему, Настеньк@, в лицах? Весь этот текст от лица Матрены идет.

Настеньк@: Ну то есть можно так делать: она говорит, потом, например, "Так взволнованно она это сказала из темноты, будто и сейчас еще тот старик домогался ее. ", или это все убирать и оставлять одну только прямую речь??

стэйси: Настеньк@ можно убирать, а можно и не убирать) на вкус и цвет) я обычно убираю..но сейчас у меня две прозы и в обоих есть текст от автора.. на самом деле можно брать и диалоги - просто это очень сложно, и в большинстве случаев ребята начинают это все разыгрывать, смотриться извините за выражение - фигово, особенно когда не умеешь этого делать. у меня вот и у самой была идея взять рассказ в лицах, именно с их диалогом, но потом я от этой идеи отказалась..поняла что не осилю...

FreeGerla: подскажите пожалуйста,до какого предела допустимы пошлости в монологе?.....ну например... А он ответил взглядом: " Ты специально это сделала,маленькая сучка! " и приветствуются рассказы например " Я хочу вам рассказать легенду о птице... "

Настеньк@: FreeGerla , я, например, хотела взять отрывок из пьесы "Кислород", убрав оттуда слова про девственность и "будешь водить своими ручонками в темноте", а потом вообще передумала. Не знаю, мне кажется приемную комиссию надо удивлять, а не шокировать. Хотя может у Серебренникова такое прокатило.=))

Etti: Незнаю что это и кто написал, но очень красиво. - Вы сами изволите знать, - продолжает доктор тихо и с расстановкой, - что на этом свете все незначительно и неинтересно, кроме высших духовных проявлений человеческого ума. Ум проводит резкую грань между животными и человеком, намекает на божественность последнего и в некоторой степени даже заменяет ему бессмертие, которого нет. Исходя из этого, ум служит единственно возможным источником наслаждения. Мы же не видим и не слышим около себя ума, - значит, мы лишены наслаждения. Правда, у нас есть книги, но это совсем не то, что живая беседа и общение. Если позволите сделать не совсем удачное сравнение, то книги - это ноты, а беседа - пение. - Мне часто снятся умные люди и беседы с ними. Конечно, ум тоже не вечен и преходящ, но вы уже знаете, почему я питаю к нему склонность. Жизнь есть досадная ловушка. Когда мыслящий человек достигает возмужалости и приходит в зрелое сознание, то он невольно чувствует себя как бы в ловушке, из которой нет выхода. В самом деле, против его воли вызван он какими-то случайностями из небытия к жизни... Зачем? Хочет он узнать смысл и цель своего существования, ему не говорят или же говорят нелепости; он стучится — ему не отворяют к нему приходит смерть — тоже против его воли. И вот, как в тюрьме, люди, связанные общим несчастием, чувствуют себя легче, когда сходятся вместе, так и в жизни не замечаешь ловушки, когда люди, склонные к анализу и обобщениям, сходятся вместе и проводят время в обмене гордых, свободных идей. В этом смысле ум есть наслаждение незаменимое.

Ежище: Etti, это А.П.Чехов "Палата №6"

Etti: Роберт Рождественский. Отлив. Как будто бы обидевшись на берег от берега отходит океан. Отлив... Песок прочнеет и грубеет. И выплывают словно на экран, В остатках пены-банка из под сока, Обрывок сети, Скользкая доска, Стеклянный шар, Раскосая красотка на потемневшей крышке сундучка. Монета-будто чьё-то подаянье. Пластмассовый индеец на арбе... Постой! И это было в океане?! Всё это океан носил в себе?! И выкинул? И вспоминать не хочет? И задавать вопросов не велит?... Ага-а-а! Попался старый борохольщик! Великий? Ты не так уж и велик! Во мне ведь тоже-всякое Любое. Про что у нас воспитанно молчат. Теперь Сравниться я могу с тобою! Хоть в слабости. Хоть в этих мелочях. Хоть в чем-нибудь. Хоть в самом окаянном!... Красиво и рассеяно стою. Мне хорошо! Я в гневе Я караю. Я как всесильный Бог нетерпелив! Что океану! Океан бескраен. Он занят, Начинается Прилив... Ах! он такой прям ещё раз Ах!!!

Etti: Я басни выбираю по морали, не знаю насколько это правилно, но мне так больше нравится. И.А.Крылов "Цветы" В отворенном окне богатого покоя, В фарфоровых, расписанных горшках, Цветы поддельные, с живыми вместе стоя, На проволочных стебельках Качалися спесиво И выставляли всем красу свою на-диво. Вот дождик начал накрапать. Цветы тафтяные Юпитера тут просят: Нельзя ли дождь унять; Дождь всячески они ругают и поносят. «Юпитер!» молятся: «ты дождик прекрати; Что в нем пути, И что его на свете хуже? Смотри, нельзя по улице пройти: Везде лишь от него и грязь, и лужи». Однако же Зевес не внял мольбе пустой, И дождь себе прошел своею полосой. Прогнавши зной, Он воздух прохладил; природа оживилась, И зелень вся как будто обновилась. Тогда и на окне Цветы живые все Раскинулись во всей своей красе И стали от дождя душистей, Свежее и пушистей. А бедные Цветы поддельные с тех пор Лишились всей красы и брошены на двор, Как сор. Таланты истинны за критику не злятся: Их повредить она не может красоты; Одни поддельные цветы Дождя боятся. Крылов. "Обезьяна" Как хочешь ты трудись; Но приобресть не льстись Ни благодарности, ни славы, Коль нет в твоих трудах ни пользы, ни забавы. Крестьянин на заре с сохой Над полосой своей трудился; Трудился так крестьянин мой, Что градом пот с него катился: Мужик работник был прямой. Зато, кто мимо ни проходит, От всех ему: спасибо, исполать! Мартышку это в зависть вводит. Хвалы приманчивы, — как их не пожелать! Мартышка вздумала трудиться: Нашла чурбан, и ну над ним возиться! Хлопот Мартышке полон рот: Чурбан она то понесет, То так, то сяк его обхватит, То поволочет, то покатит; Рекой с бедняжки льется пот; И, наконец, она, пыхтя, насилу дышит: А все ни от кого похвал не слышит. И не диковинка, мой свет! Трудишься много ты, да пользы в этом нет. Михалков. "Большая кость" Ворона жадная, раскрывши клюв, глядела, Как пес Волчок со смаком кость глодал. Той костью овладеть Ворона захотела И сверху вниз, как ястреб, налетела! Такого натиска Волчок не ожидал. И он, не разобрав, откуда, кто напал - Шасть под крыльцо! А наглая воровка, Что подлый свой маневр придумала так ловко, Вцепилась в кость... Однако кость была Не по Вороне тяжела. И как Ворона ни старалась, Ни тужилась, ни надрывалась, А уволочь с собой добычу не смогла, Да хорошо еще, сама жива осталась - Волчок, придя в себя, ей вырвал полкрыла. Одна из первых мер предосторожности: Соразмерять желанье и возможности.

Etti: А.П.Чехов Гриша. Гриша, маленький, пухлый мальчик, родившийся два года и восемь месяцев тому назад, гуляет с нянькой по бульвару. На нем длинный ватный бурнусик, шарф, большая шапка с мохнатой пуговкой и теплые калоши. Ему душно и жарко, а тут еще разгулявшееся апрельское солнце бьет прямо в глаза и щиплет веки. Вся его неуклюжая, робко, неуверенно шагающая фигура выражает крайнее недоумение. До сих пор Гриша знал один только четырехугольный мир, где в одном углу стоит его кровать, в другом — нянькин сундук, в третьем — стул, а в четвертом — горит лампадка. Если взглянуть под кровать, то увидишь куклу с отломанной рукой и барабан, а за нянькиным сундуком очень много разных вещей: катушки от ниток, бумажки, коробка без крышки и сломанный паяц. В этом мире, кроме няни и Гриши, часто бывают мама и кошка. Мама похожа на куклу, а кошка на папину шубу, только у шубы нет глаз и хвоста. Из мира, который называется детской, дверь ведет в пространство, где обедают и пьют чай. Тут стоит Гришин стул на высоких ножках и висят часы, существующие для того только, чтобы махать маятником и звонить. Из столовой можно пройти в комнату, где стоят красные кресла. Тут на ковре темнеет пятно, за которое Грише до сих пор грозят пальцами. За этой комнатой есть еще другая, куда не пускают и где мелькает папа — личность в высшей степени загадочная! Няня и мама понятны: они одевают Гришу, кормят и укладывают его спать, но для чего существует папа — неизвестно. Еще есть другая загадочная личность — это тетя, которая подарила Грише барабан. Она то появляется, то исчезает. Куда она исчезает? Гриша не раз заглядывал под кровать, за сундук и под диван, но там ее не было... В этом же новом мире, где солнце режет глаза, столько пап, мам и теть, что не знаешь, к кому и подбежать. Но страннее и нелепее всего — лошади. Гриша глядит на их двигающиеся ноги и ничего не может понять: Глядит на няньку, чтобы та разрешила его недоумение, но та молчит. Вдруг он слышит страшный топот... По бульвару, мерно шагая, двигается прямо на него толпа солдат с красными лицами и с банными вениками под мышкой. Гриша весь холодеет от ужаса и глядит вопросительно на няньку: не опасно ли? Но нянька не бежит и не плачет, значит, не опасно. Гриша провожает глазами солдат и сам начинает шагать им в такт. Через бульвар перебегают две большие кошки с длинными мордами, с высунутыми языками и с задранными вверх хвостами. Гриша думает, что и ему тоже нужно бежать, и бежит за кошками. — Стой! — кричит ему нянька, грубо хватая его за плечи. — Куда ты? Нешто тебе велено шалить? Вот какая-то няня сидит и держит маленькое корыто с апельсинами. Гриша проходит мимо нее и молча берет себе один апельсин. — Это ты зачем же? — кричит его спутница, хлопая его по руке и вырывая апельсин. — Дурак! Теперь Гриша с удовольствием бы поднял стеклышко, которое валяется под ногами и сверкает, как лампадка, но он боится, что его опять ударят по руке. — Мое вам почтение! — слышит вдруг Гриша почти над самым ухом чей-то громкий, густой голос и видит высокого человека со светлыми пуговицами. К великому его удовольствию, этот человек подает няньке руку, останавливается с ней и начинает разговаривать. Блеск солнца, шум экипажей, лошади, светлые пуговицы, всё это так поразительно ново и не страшно, что душа Гриши наполняется чувством наслаждения и он начинает хохотать. — Пойдем! Пойдем! — кричит он человеку со светлыми пуговицами, дергая его за фалду. — Куда пойдем? — спрашивает человек. — Пойдем! — настаивает Гриша. Ему хочется сказать, что недурно бы также прихватить с собой папу, маму и кошку, но язык говорит совсем не то, что нужно. Немного погодя нянька сворачивает с бульвара и вводит Гришу в большой двор, где есть еще снег. И человек со светлыми пуговицами тоже идет за ними. Минуют старательно снеговые глыбы и лужи, потом по грязной, темной лестнице входят в комнату. Тут много дыма, пахнет жарким и какая-то женщина стоит около печки и жарит котлеты. Кухарка и нянька целуются и вместе с человеком садятся на скамью и начинают говорить тихо. Грише, окутанному, становится невыносимо жарко и душно. «Отчего бы это?» — думает он, оглядываясь. Видит он темный потолок, ухват с двумя рогами, печку, которая глядит большим, черным дуплом... — Ма-а-ма! — тянет он. — Ну, ну, ну! — кричит нянька. — Подождешь! Кухарка ставит на стол бутылку, три рюмки и пирог. Две женщины и человек со светлыми пуговицами чокаются и пьют по нескольку раз, и человек обнимает то няньку, то кухарку. И потом все трое начинают тихо петь. Гриша тянется к пирогу, и ему дают кусочек. Он ест и глядит, как пьет нянька... Ему тоже хочется выпить. — Дай! Няня, дай! — просит он. Кухарка дает ему отхлебнуть из своей рюмки. Он таращит глаза, морщится, кашляет и долго потом машет руками, а кухарка глядит на него и смеется. Вернувшись домой, Гриша начинает рассказывать маме, стенам и кровати, где он был и что видел. Говорит он не столько языком, сколько лицом и руками. Показывает он, как блестит солнце, как бегают лошади, как глядит страшная печь и как пьет кухарка... Вечером он никак не может уснуть. Солдаты с вениками, большие кошки, лошади, стеклышко, корыто с апельсинами, светлые пуговицы, — всё это собралось в кучу и давит его мозг. Он ворочается с боку на бок, болтает и в конце концов, не вынося своего возбуждения, начинает плакать. — А у тебя жар! — говорит мама, касаясь ладонью его лба. — Отчего бы это могло случиться? — Печка! — плачет Гриша. — Пошла отсюда, печка! — Вероятно, покушал лишнее... — решает мама. И Гриша, распираемый впечатлениями новой, только что изведанной жизни, получает от мамы ложку касторки.

Etti: Не помню выкладывала или нет. Гришковец. Монолог женщины Как же странно иногда бывает в жизни. Ты живешь, живешь какой-то обычной жизнью, и друг в ней появляется человек. Мужчина. Точнее, сначала ты появилась в его жизни. А ты сама его сначала не заметила. Но он появился, и ты его увидела каким-то боковым зрением, точнее, даже не самого, а какой-то силуэт, и не придала этому значения. Но постепенно этот силуэт становился все отчетливее, определеннее, и вот ты видишь перед собой конкретного мужчину. А ты, конечно, до этого мечтала о том, что кто-то в твоей жизни появится, и у тебя не было никаких сомнений, что ты достойна счастья. Но этот конкретный, определенный мужчина не имел ничего общего с тем прекрасным, размытым образом, который ты себе рисовала. И вот ты смотришь на этого мужчину, и думаешь — нет, это совсем не то, что тебе нужно. Но этот мужчина делает так много усилий, чтобы стать ближе к тебе, он так настойчиво пытается ворваться в твою жизнь, его становится так много. Он везде. Он встречает тебя после работы, поджидает где-нибудь, провожает, постоянно звонит, что-то говорит или молчит в трубку, и ты понимаешь, что это он. И оттого, что его так много ты даже боишься включить телевизор, потому что думаешь — вот включишь телевизор, и он там появится. Но однажды, сидя с друзьями в кафе, ты вдруг подумаешь: вот интересно, а где сейчас этот человек, и почему он сегодня ни разу не позвонил? А потом подумаешь — ой, а почему я об этом подумала? И как только ты об этом подумала, через некоторое время ты понимаешь, что ты вообще ни о чем другом думать не можешь. И весь твой мир, в котором было так много друзей, всяких интересов, сужается до этого человека. И все! Тебе остается только сделать шаг навстречу этому человеку, и ты делаешь этот шаг. И становишься такой счастливой. И думаешь — а почему я раньше-то не делала этот шаг, чтобы быть такой счастливой? Но это состояние длится совсем не долго. Потому что ты смотришь на этого мужчину, и вдруг видишь: а он успокоился! И он успокоился не потому, что он добился тебя, и ты ему больше не нужна. Ты ему очень нужна. Но он просто успокоился, и может дальше жить спокойно. Но тебя-то это не устраивает. Ты хотела совсем не этого. Ты не можешь точно сказать, чего именно ты хотела, но точно не этого. И ты начинаешь устраивать провокации — хватать чемодан, уходить, чтобы тебя останавливали, чтобы на некоторое время вернуть то, что было вначале, чтобы вернулась, хоть ненадолго, та острота и трепет. И тебя останавливают, возвращают... А потом перестают останавливать, и ты возвращаешься сама. И все это ужасно, нечестно, но может длиться очень долго. Очень долго... Но в одно прекрасное утро ты просыпаешься, и вдруг понимаешь: "А я свободна, все кончилось..." И постепенно снова возвращается интерес к жизни, ты обнаруживаешь, что в мире есть много прекрасных вещей: вкусная еда, интересное кино, книги. Возвращаются друзья. И жизнь прекрасна! И в ней много-много счастья. И много приятного. Конечно, не такого прекрасного и сильного, как любовь, но все-таки. И ты живешь. Но, правда, с этого момента ты живешь очень, очень осторожно. Чтобы опять, не дай Бог, не сорваться в это переживание и боль. Живешь осторожно, осторожно.. Но продолжаешь чего-то ждать.... надеяться

Etti: Аверченко. Учитель Бельмесов. За длинным столом, покрытым синим сукном, сидело пятеро. Посредине любезный старик с белой звездой, а справа от него торжественный, свеже-накрахмаленный Бельмесов, Иван Демьяныч. Я вскользь осмотрел остальных и скромно уселся сбоку на стул. - Кувшинников Иван, - сказал Бельмесов. - А подойди к нам сюда, Иван Кувшинников... Вот так. Сколько будет пятью шесть, Кувшинников, а? - Тридцать. - Правильно, молодец. Ну, а сколько будет, если помножить пять деревьев на шесть лошадей? Мучительная складка перерезала загорелый лоб Кувшинникова Ивана. - Пять деревьев на шесть лошадей? Тоже тридцать. - Правильно, Но тридцать - чего? Молчал Кувшинников. - Ну, чего же тридцать? Тридцать деревьев или тридцать лошадей? У Кувшинникова зашевелились губы, волосы на голове и даже уши тихо затрепетали. - Тридцать... лошадей. - А куда же девались деревья? - иронически прищурился Бельмесов. - Не хорошо, тезка, не хорошо... Было всего шесть лошадей, было пять деревьев и вдруг - на тебе! - тридцать лошадей и ни одного дерева... Куда же ты их дел?.. С кашей съел или лодку себе из них сделал? Кто-то на задней парте печально хихикнул. В смехе слышалось тоскливое предчувствие собственной гибели. Ободренный успехом своей остроты, Иван Демьяныч продолжал: - Или ты думаешь, что из пяти деревьев выйдут двадцать четыре лошади. Ну, хорошо: я тебе дам одно дерево - сделай ты мне из него четыре лошади. Тебе это, очевидно, легко, Кувшинников Иван, а? Что же ты молчишь, Иван, а? Печально, печально. Плохо твое дело, Иван. Ступай, брат. - Я знаю, - тоскливо промямлил Кувшинников. - Я учил. - Верю, милый. Учил, но как? Плохо учил. Бессмысленно. Без рассуждения. Садись, брат Иван! Кулебякин, Илья! Ну... ты нам скажешь, что такое дробь. - Дробью называется часть какого-нибудь числа. - Да? Ты так думаешь? Ну, а если я набью ружье дробью, это будет часть какого числа? - То дробь не такая, - улыбнулся бледными губами Кулебякин. - То другая. - Откуда же ты знаешь, о какой дроби я тебя спросил. Может быть, я тебя спросил о ружейной дроби. Вот если бы ты был, Кулебякин, умнее, ты бы спросил: о какой дроби я хочу знать - о простой или арифметической... И на мой утвердительный ответ, что о последней - ты должен был ответить: "арифметической дробью называется - и так далее"... Ну, теперь скажи ты нам, какие бывают дроби. - Простые бывают дроби, - вздохнул обескураженный Кулебякин, - а также десятичные. - А еще? Какая еще бывает дробь, а? Ну, скажи-ка! - Больше нет, - развел руками Кулебякин, будто искренно сожалея, что не может удовлетворить еще какой-нибудь дробью ненасытного экзаменатора. - Да? Больше нет? А вот если человек танцует и ногами дробь выделывает - это как же? По-твоему, не дробь? Видишь ли что, мой милый... Ты, может быть, и знаешь арифметику, но русского языка - нашего великого, разнообразного и могучего русского языка - ты не знаешь. И это нам всем печально. Ступай, брат Кулебякин, и на свободе кое о чем подумай, брат Кулебякин. Лысенко! Вот ты, Лысенко Кондратий, скажешь нам, что тебе известно о цепном правиле. Ты знаешь цепное правило? - Знаю. - Очень хорошо-с. Ну, а цепное исключение тебе известно? Лысенко метнул в сторону товарищей испуганным глазом и, повесив голову, умолк. - Ну, что же ты, Лысенко? Ведь говорят же: нет правила без исключений. Ну, вот ты мне и ответь: есть в цепном правиле цепное исключение? Стараясь не шуметь, я отодвинул стул, тихонько встал и, сделав общий поклон, направился к выходу. Любезный директор с белой звездой тоже встал, догнал меня в передней и сказал, подмигивая на экзаменационную комнату: - Ну, как?.. Не говорил ли я, что дока. Так и хапает, так и режет. Орел. Да только жалко, не жилец он у нас... Переводят с повышением в Харьков. А жалко... Я уж не знаю, что мы без него и делать будем... Без орла-то.

Юлон: С.ЕСЕНИН x x x Хороша была Танюша, краше не было в селе, Красной рюшкою по белу сарафан на подоле. У оврага за плетнями ходит Таня ввечеру. Месяц в облачном тумане водит с тучами игру. Вышел парень, поклонился кучерявой головой: "Ты прощай ли, моя радость, я женюся на другой". Побледнела, словно саван, схолодела, как роса. Душегубкою-змеею развилась ее коса. "Ой ты, парень синеглазый, не в обиду я скажу, Я пришла тебе сказаться: за другого выхожу". Не заутренние звоны, а венчальный переклик, Скачет свадьба на телегах, верховые прячут лик. Не кукушки загрустили - плачет Танина родня, На виске у Тани рана от лихого кистеня. Алым венчиком кровинки запеклися на челе, - Хороша была Танюша, краше не было в селе. 1911

Allochka: Вероника Викентьевна надолго поссорилась с мамой. Дело в том, что однажды летом она продала маме яйцо. Было непременное условие: яйцо немедленно сварить и съесть. Но легкомысленная мама подарила яйцо дачной хозяйке. Преступление всплыло наружу. Последствия могли быть чудовищными: хозяйка могла подложить яйцо своей курице, и та в " своем курином неведении высидела бы точно такую же уникальную породу кур, какая бегала в саду у Вероники Викентьевны. Хорошо, что все обошлось. , Яйцо съели. Но маминой подлости Вероника Викентьевна простить не могла. Нам перестали продавать клубнику и молоко, дядя Паша, пробегая мимо, виновато улыбался. Соседи замкнулись: они укрепили металлическую сетку на железных столбах, насыпали в стратегически важных пунктах битого стекла, протянули стальной прут и завели страшного желтого пса. Этого, конечно, было мало. Ведь могла же мама глухой ночью сигануть через забор, убить собаку и, проползя по битому стеклу, с животом, распоротым колючей проволокой, истекая кровью, изловчиться и слабеющими руками вырвать ус у клубники редкого сорта, чтобы привить его к своей чахлой клубничонке? Ведь могла же, могла добежать с добычей до ограды и, со стоном, задыхаясь, последним усилием перебросить клубничный ус папе, который притаился в кустах, поблескивая под луной круглыми очками? С мая по сентябрь мучимая бессонницей Вероника Викентьевна выходила ночами в сад, долго стояла в белой просторной рубахе с вилами в руках, как Нептун, слушала ночных птиц, дышала жасмином. В последнее время слух у нее обострился: она могла слышать, как на нашей даче, за триста метров, накрывшись с головой верблюжьим одеялом, папа с мамой шепотом договариваются объегорить Веронику Викентьевну: прорыть подземный ход в парник с ранней петрушкой. Ночь шла вперед, дом глухо чернел у нее за спиной. Где-то в теплой тьме, в сердцевине дома, затерявшись в недрах огромного ложа, тихо, как мышь, лежал маленький дядя Паша. Высоко над его головой плыл дубовый потолок, еще выше плыла мансарда, сундуки со спящими в нафталине черными добротными пальто, еще выше -- чердак с вилами, клочьями сена, старыми журналами, а там -- крыши, рогатая труба, флюгер, луна -- через сад, через сон плыли, плыли, покачиваясь, унося дядю Пашу в страну утраченной юности, в страну сбывшихся надежд, а потом возвращалась озябшая Вероника Викентьевна, белая и тяжелая, и отдавливала ему маленькие теплые ножки. ...Эй, проснись, дядя Паша! Вероника-то скоро умрет. Ты побродишь без мыслей по опустевшему дому, а потом воспрянешь, расцветешь, оглядишься, вспомнишь, отгонишь воспоминания, возжаждешь и привезешь -- для помощи по хозяйству -- Вероникину младшую сестру, Маргариту, такую же белую, большую и красивую. И это она в июне будет смеяться в светлом окне, склоняться над дождевой бочкой, мелькать среди кленов на солнечном озере. О, как на склоне наших лет...

стэйси: Мальчикам.. Николай Рубцов - РАСПЛАТА Я забыл, что такое любовь, И под лунным над городом светом Столько выпалил клятвенных слов, Что мрачнею, как вспомню об этом. И однажды, прижатый к стене Безобразьем, идущим по следу, Одиноко я вскрикну во сне И проснусь, и уйду, и уеду... Поздно ночью откроется дверь, Невеселая будет минута. У порога я встану, как зверь, Захотевший любви и уюта. Побледнеет и скажет:- Уйди! Наша дружба теперь позади! Ничего для тебя я не значу! Уходи! Не гляди, что я плачу!.. И опять по дороге лесной Там, где свадьбы, бывало, летели, Неприкаянный, мрачный, ночной, Я тревожно уйду по метели...

Allochka: 14. Романс Скрипача Бродский Его можно спеть. Мне очень нравится! Тогда, когда любовей с нами нет, тогда, когда от холода горбат, достань из чемодана пистолет, достань и заложи его в ломбард. Купи на эти деньги патефон и где-нибудь на свете потанцуй (в затылке нарастает перезвон), ах, ручку патефона поцелуй. Да, слушайте совета Скрипача, как следует стреляться сгоряча: не в голову, а около плеча! Живите только плача и крича! На блюдечке я сердце понесу и где-нибудь оставлю во дворе. Друзья, ах, догадайтесь по лицу, что сердца не отыщется в дыре, проделанной на розовой груди, и только патефоны впереди, и только струны-струны, провода, и только в горле красная вода.

Sun: Николай Гумилев - Заблудившийся трамвай Шел я по улице незнакомой И вдруг услышал вороний грай, И звоны лютни, и дальние громы, — Передо мною летел трамвай. Как я вскочил на его подножку, Было загадкою для меня, В воздухе огненную дорожку Он оставлял и при свете дня. Мчался он бурей темной, крылатой, Он заблудился в бездне времен... Остановите, вагоновожатый, Остановите сейчас вагон. Поздно. Уж мы обогнули стену, Мы проскочили сквозь рощу пальм, Через Неву, через Нил и Сену Мы прогремели по трем мостам. И, промелькнув у оконной рамы, Бросил нам вслед пытливый взгляд Нищий старик, — конечно, тот самый, Что умер в Бейруте год назад. Где я? Так томно и так тревожно Сердце мое стучит в ответ: «Видишь вокзал, на котором можно В Индию Духа купить билет?» Вывеска... кровью налитые буквы Гласят: «Зеленная», — знаю, тут Вместо капусты и вместо брюквы Мертвые головы продают. В красной рубашке, с лицом как вымя, Голову срезал палач и мне, Она лежала вместе с другими Здесь, в ящике скользком, на самом дне. А в переулке забор дощатый, Дом в три окна и серый газон... Остановите, вагоновожатый, Остановите сейчас вагон. Машенька, ты здесь жила и пела, Мне, жениху, ковер ткала, Где же теперь твой голос и тело, Может ли быть, что ты умерла? Как ты стонала в своей светлице, Я же с напудренною косой Шел представляться Императрице И не увиделся вновь с тобой. Понял теперь я: наша свобода — Только оттуда бьющий свет, Люди и тени стоят у входа В зоологический сад планет. И сразу ветер знакомый и сладкий, И за мостом летит на меня Всадника длань в железной перчатке И два копыта его коня. Верной твердынею православья Врезан Исакий в вышине, Там отслужу молебен о здравье Машеньки и панихиду по мне. И всё ж навеки сердце угрюмо, И трудно дышать, и больно жить... Машенька, я никогда не думал, Что можно так любить и грустить. очень нравится, но наверное слишком длинный, комиссия вряд ли будет слушать ?)

Etti: Sun будет если ваши желания совпадут))))Мне нравится, я б на твоем месте его выучила) p/s/ Только бы читала в последнюю очередь))))

Ежище: Ничего себе! Sun, смело! Жаль, что я многого не знаю о Гумилеве, а то, наверное, поняла бы это стихотворение. А будет или нет слушать комиссия... Это уж от тебя зависит. Сумеешь ты им его прочесть, чтобы они понимали о чем речь, то и дослушают до конца. Только это сделать ой, как трудно! На мой взгляд...

Sasha: мне кажется, и надо читать смелые 'вещи') А эти стихи он, кажется, как раз незадолго до ухода написал... какая всё-таки у Гумилёва трагическая судьба... Его вообще мало знают, его не печатали официально до сер. 80-х... Мне кажется, он до сих пор "недопонятый" поэт. У меня, по крайней мере, в школе о нём было весьма туманное представление... Кстати говоря, ах да!!))), он же и прозу писал, - можете зд. посмотреть, кому интересно... ) http://www.gumilev.ru/prose/ Записки кавалериста - вполне изящная вещь, юноши вполне могут прочесть на прослушиваниях, такое типично "мужское" повествование, я отрывками читала, - не на прослушиваниях, для себя

Sasha: единственное, что - "Записки ... " - документальное повествование

Sasha: из "Записок ... " (гл.14) "Хорошо было в этом доме! На блестящем паркете залы я сделал тур вальса со стулом — меня никто не мог видеть, — в маленькой гостиной посидел на мягком кресле и погладил шкуру белого медведя, в кабинете оторвал уголок кисеи, закрывавший картину, какую-то Сусанну со старцами, старинной работы. На мгновенье у меня мелькнула мысль взять эту и другие картины с собой. Без подрамников они заняли бы немного места. Но я не мог угадать планов высшего начальства; может быть, эту местность решено ни за что не отдавать врагу. Что бы тогда подумал об уланах вернувшийся хозяин? Я вышел, сорвал в саду яблоко и, жуя его, поехал дальше. Нас не обстреляли, и мы вернулись назад. А через несколько часов я увидел большое розовое зарево и узнал, что это подожгли тот самый помещичий дом, потому что он заслонял обстрел из наших окопов. Вот когда я горько пожалел о своей щепетильности относительно картин".

Настеньк@: Скажите, а если в рассказ идет от лица мужчины, но, в принципе, его и девушке можно читать (смысла при этом не теряется), то слова вроде "увидел", "сел" можно заменять на "увидела", "села"??

Sasha: Настеньк@ как я понимаю Ваш вопрос,эх)) Но, к сожалению, могу сказать - нет, или, скорее нет, чем да... Хотя, если слова от автора и не в столь широко известном произведении, то, думаю, можно попробовать... В стихах это и то вероятнее, ЕСЛИ не испортит/изменит ритм и т.д.и т.д. А вы спрашиваете - вообще - на будущее - или уже что-то имеете в виду? - если выбрали что-ниб. конкретное - приведите, пожалуйста, пример... возможно, кто-н. сможет подсказать. А вообще, я думаю, если уж очень хочется прочесть "мужской" отрывок, то нужно так и читать, но при этом нужно быть уверенным(скорее, уверенной)) и держать при себе чёткий аргумент, Почему таков твой выбор. imho

Настеньк@: Странное дело: стоит мне прочесть объявление о каком-нибудь патентованном средстве, как я прихожу к выводу, что страдаю той самой болезнью, о которой идет речь, причем в наиопаснейшей форме. Во всех случаях описываемые симптомы точно совпадают с моими ощущениями. Как-то раз я зашел в библиотеку Британского музея, чтобы навести справку о средстве против пустячной болезни, которую я где-то подцепил,-- кажется, сенной лихорадки. Я взял справочник и нашел там все, что мне было нужно; а потом, от нечего делать, начал перелистывать книгу, просматривать то, что там сказано о разных других болезнях. Я уже позабыл, в какой недуг я погрузился раньше всего,-- знаю только, что это был какой-то ужасный бич рода человеческого,-- и не успел я добраться до середины перечня "ранних симптомов", как стало очевидно, что эта болезнь гнездится во мне. Несколько минут я сидел, как громом пораженный; потом, с безразличием отчаяния, принялся переворачивать страницы дальше. Я добрался до холеры, прочел о ее признаках и установил, что у меня холера, что она мучает меня уже несколько месяцев, а я об этом и не подозревал. Мне стало любопытно: чем я еще болен? Я перешел к пляске святого Витта и выяснил, как и следовало ожидать, что ею я тоже страдаю; тут я заинтересовался этим медицинским феноменом и решил разобраться в нем досконально. Я начал прямо по алфавиту. Прочитал об анемии и убедился, что она у меня есть и что обострение должно наступить недели через две. Брайтовой болезнью, как я с облегчением установил, я страдал лишь в легкой форме, и, будь у меня она одна, я мог бы надеяться прожить еще несколько лет. Воспаление легких оказалось у меня с серьезными осложнениями, а грудная жаба была, судя по всему, врожденной. Так я добросовестно перебрал все буквы алфавита, и единственная болезнь, которой я у себя не обнаружил, была родильная горячка.

Настеньк@: "Трое в лодке, не считая собаки". Прислушалась к советам Ежищи, читала этот отрывок и хохотала=))

Настеньк@: А прозу себе уже все подобрали??

Ежище: Настеньк@, в этом произведении можно хохотать безостановочно .... Посмотри лучше отрывок, где Монморенси встречается с котом. Я его тоже выкладывала. Мне кажется, что он менее "мужской" и в нем заменять пол рассказчика не требуется. Но это опасно. Слишком узнаваемое произведение, для чтения девушкой. Мне так кажется... А вообще-то все равно нужно, конечно, советоваться с профессионалами после того, как самостоятельно, что-то набрала...

Sun: Чехов. Палата No 6 Он никогда, даже в молодые студенческие годы, не производил впечатления здорового. Всегда он был бледен, худ, подвержен простуде, мало ел, дурно спал. От одной рюмки вина у него кружилась голова и делалась истерика. Его всегда тянуло к людям, но благодаря своему раздражительному характеру и мнительности он ни с кем близко не сходился и друзей не имел. О горожанах он всегда отзывался с презрением, говоря, что их грубое невежество и сонная животная жизнь кажутся ему мерзкими и отвратительными. Говорил он тенором, громко, горячо и не иначе, как негодуя и возмущаясь, или с восторгом и удивлением, и всегда искренно. О чем, бывало, ни заговоришь с ним, он все сводит к одному: в городе душно и скучно жить, у общества нет высших интересов, оно ведет тусклую, бессмысленную жизнь, разнообразя ее насилием, грубым развратом и лицемерием; подлецы сыты и одеты, а частные питаются крохами; нужны школы, местная газета с честным направлением, театр, публичные чтения, сплоченность интеллигентных сил; нужно, чтоб общество сознало себя и ужаснулось. В своих суждениях о людях он клал густые краски, только белую и черную, не признавая никаких оттенков; человечество делилось у него на честных и подлецов; середины же не было. О женщинах и любви он всегда говорил страстно, с восторгом, но ни разу не был влюблен. ___________________________________________ как думаете, этот отрывок целостный ? ну, то есть в нем есть начало и конец, и вообще понятно, что к чему? и подойдет ли он вообще для чтения на вступительных??? и не слишком короткий отрывок? p.s. подкиньте кто-нибудь юмористическую прозу) кстати кто-нибудь Зощенко будет читать ? я вроде, что-то присмотрел, ну по моему не очень бодро, да и вообще его сложно правильно прочесть, а вы как думаете ?

Настеньк@: Sun , мне нравится твой отрывок, но, по-моему, кажется немного недосказанным, что ли. Последняя фраза будто продолжения требует.

Настеньк@: Зощенко хороший писатель, мне очень нравится. Но читать его действительно трудновато. Мне кажется, брать юмористическую прозу вообще опасно. Я всегда думаю: "А если никто не засмеется?? Это же провал!!" От таких мыслей избавляться нужно, конечно. Но, почему то, вся, практически, классическая литература переполнена "слезливыми" женскими отрывками. Обязательно размышления о несчастной любви, и все такое. А те героини, у которых есть хорошие забавные отрывки, мне просто по фактуре не подходят. А ведь это тоже важно! Что делать??

Ежище: Решила пока больше ничего не выкладывать, т.к. времени все равно осталось мало... и программа вроде как должна бы быть уже составлена... и только отрабатываться... Но не могу не выложить монолог Незнамова. Правда это пьеса. Но уж очень хорош, на мой взгляд "текст". А.Островский "Без вины виноватые". Да-с, я говорить буду. Вот уж вы и жалуетесь, уж вам и больно. Но ведь вы знали и другие ощущения; вам бывало и сладко, и приятно; отчего ж, для разнообразия, не испытать и боль! А представьте себе человека, который со дня рождения не знал другого ощущения, кроме боли, которому всегда и везде больно. У меня душа так наболела, что мне больно от всякого взгляда, от всякого слова; мне больно, когда обо мне говорят, дурно ли, хорошо ли, это все равно; а еще больнее, когда меня жалеют, когда мне благодетельствуют. Это мне нож вострый! Одного только я прошу у людей: чтоб меня оставили в покое, чтоб забыли о моем существовании! ...не расточайте ваших благодеяний так щедро, будьте осторожнее! Вы хотели избавить меня от путешествия по этапу? Для чего вам это? Вы думаете, что оказали мне услугу? Нисколько. Мне эта прогулка знакома; меня этим не удивишь! Я уж ходил по этапу чуть не ребенком, и без всякой вины с моей стороны. За бесписьменность, виду не было. Ярлычок-то забыл захватить, как по имени звать, по отечеству величать, как по чину место дать во пиру, во беседе. .....Какая мне радость, что я по вашей милости останусь здесь, в этом городишке? Из театра меня гонят и выгонят; что же я за фигуру буду представлять из себя? Бродяга, не помнящий родства, и человек без определенных занятий! Но в таком звании нигде нельзя жить, ни в каком городе; или уж везде, но только на казенной квартире, то есть в местах заключения. Я не вор и наклонности к этому занятию не чувствую. Я не разбойник, не убийца, во мне кровожадных инстинктов нет; но все-таки я чувствую, что по какой-то покатости, без участия моей воли, я неудержимо влекусь к острогу. Таких людей лучше не трогать: благодеяния озлобляют их еще больше. ....Да вот, например: мне совсем не до вас; существуете вы на свете, или нет вас – мне решительно все равно; мы друг другу чужие, ну, и шли бы каждый своей дорогой. А вы навязываетесь с благодеяниями и напрашиваетесь на благодарность. Ну, положим, благодарить вас я не стану; так ведь все равно мне товарищи покоя не дадут. При всяком удобном случае каждый напомнит мне о вашем благодеянии. «Благодари Кручинину, что ты с нами! Кабы не Кручинина, странствовать бы тебе!» И так надоедят мне, что я принужден буду вас возненавидеть. А я этого не желал, я желал оставаться к вам равнодушным. Я понимаю, что благодетельствовать очень заманчиво, особенно если вас все осыпают любезностями и ни в чем вам не отказывают, но не всегда можно рассчитывать на благодарность, иногда можно наткнуться и на неприятность.

Sun: аааа паника! подскажите что нибудь из зарубежной прозы?? скажите сколько штук надо прозы всего?) а современная проза обязательна? а то у меня пока что только русская классика на примете у меня из прозы пока только: Зощенко, и то не факт что его брать буду, сложно, монолог Сатина, который и так заезженный говорят, ну и вот что я выше запостил из палаты №6, это только то что мне более менее приглянулось, ну еще что то из этой темы форума, но это все нетуда не сюда, ведь разных жанров надо, у меня все как то односторонее

Ежище: Sun, посмотри рассказы О'Генри. Это "два в одном" и смешные, и зарубежный автор.

John-akter: у меня тоже паника..вообще ничего нет..кроме кучи басен..и пару стихотворений..и то все однотипное....хотел Достоевского "Предступление и наказание"..но что-то не получается...

Ежище: John-akter, а что не получается? Выбрать? Если "выбрать", посмотри вот этот отрывок... «Старушонка вздор! – думал он горячо и порывисто, – старуха, пожалуй, что и ошибка, не в ней и дело! Старуха была только болезнь… я переступить поскорее хотел… я не человека убил, я принцип убил! Принцип-то я и убил, а переступить-то не переступил, на этой стороне остался… Только и сумел, что убить. Да и того не сумел, оказывается… Принцип? За что давеча дурачок Разумихин социалистов бранил? Трудолюбивый народ и торговый; „общим счастием“ занимаются… Нет, мне жизнь однажды дается, и никогда ее больше не будет: я не хочу дожидаться „всеобщего счастья“. Я и сам хочу жить, а то лучше уж и не жить. Что ж? Я только не захотел проходить мимо голодной матери, зажимая в кармане свой рубль, в ожидании „всеобщего счастия“. „Несу, дескать, кирпичик на всеобщее счастие и оттого ощущаю спокойствие сердца“. Ха-ха! Зачем же вы меня-то пропустили? Я ведь всего однажды живу, я ведь тоже хочу… Эх, эстетическая я вошь, и больше ничего, – прибавил он вдруг, рассмеявшись, как помешанный. – Да, я действительно вошь, – продолжал он, с злорадством прицепившись к мысли, роясь в ней, играя и потешаясь ею, – и уж по тому одному, что, во-первых, теперь рассуждаю про то, что я вошь; потому, во-вторых, что целый месяц всеблагое провидение беспокоил, призывая в свидетели, что не для своей, дескать, плоти и похоти предпринимаю, а имею в виду великолепную и приятную цель, – ха-ха! Потому, в-третьих, что возможную справедливость положил наблюдать в исполнении, вес и меру, и арифметику: из всех вшей выбрал самую наибесполезнейшую и, убив ее, положил взять у ней ровно столько, сколько мне надо для первого шага, и ни больше ни меньше (а остальное, стало быть, так и пошло бы на монастырь, по духовному завещанию – ха-ха!)… Потому, потому я окончательно вошь, – прибавил он, скрежеща зубами, – потому что сам-то я, может быть, еще сквернее и гаже, чем убитая вошь, и заранее предчувствовал, что скажу себе это уже после того, как убью! Да разве с этаким ужасом что-нибудь может сравниться! О, пошлость! о, подлость!.. О, как я понимаю «пророка», с саблей, на коне: велит Аллах, и повинуйся «дрожащая» тварь! Прав, прав «пророк», когда ставит где-нибудь поперек улицы хор-р-рошую батарею и дует в правого и виноватого, не удостоивая даже и объясниться! Повинуйся, дрожащая тварь, и – не желай, потому – не твое это дело!.. О, ни за что, ни за что не прощу старушонке!» Волосы его были смочены потом, вздрагивавшие губы запеклись, неподвижный взгляд был устремлен в потолок. «Мать, сестра, как любил я их! Отчего теперь я их ненавижу? Да, я их ненавижу, физически ненавижу, подле себя не могу выносить… Давеча я подошел и поцеловал мать, я помню… Обнимать и думать, что если б она узнала, то… разве сказать ей тогда? От меня это станется!.. Гм! она должна быть такая же, как и я, – прибавил он, думая с усилием, как будто борясь с охватывавшим его бредом. – О, как я ненавижу теперь старушонку! Кажется бы, другой раз убил, если б очнулась! Бедная Лизавета! Зачем она тут подвернулась!.. Странно, однако ж, почему я об ней почти и не думаю, точно и не убивал?.. Лизавета! Соня! Бедные, кроткие, с глазами кроткими… Милые!.. Зачем они не плачут? Зачем они не стонут?.. Они всё отдают… глядят кротко и тихо… Соня, Соня! Тихая Соня!..»

John-akter: спасибо) читать..как-то неестественно..я сам себе не верю.. А ничего страшного,если зарубежных авторов не будет??

Sasha: Насчёт юмористической прозы хотела сказать...пару своих корявых слов. Это моё субъективное мнение, но всё же выскажусь...) Ребят, беритесь её читать, тОлько если Вы действительно читаете её ну ооооооооооооооооочень смешно (хотя это чревато перебором - это тоже надо учитывать..), просто как сумасшедшие (не в самом буквальном смысле,конечно) ), или же – необычно, с «фишкой» какой-то, потому что это и так ясно, что текст смешной, но Вы же не авторы - хотя должны стать соавтором, т.к. вживаетесь в героя или ситуацию - так вот чтобы им стать - Вы должны преподнести его смешным образом: не зачитать смешные предложения, а смешно зачитать предложения. Извините, как-то не очень по-русски, бред, конечно, но я со стороны просто видела, как можно скуку сделать из любой вещи... Или читайте юмор, если Ваш внешний облик НУ просто за Вас сделает почти всю "работу", в хорошем смысле.) А так, комиссия в принципе и суровая и смешливая бывает - они и так будут Вам улыбаться, шутить, так вот, как, повторюсь, мне кажется, выгоднее взять смешной не по жанру текст, ирония то везде найдётся - и вот её преподнести с тем самым юмором)) тонко так) или неожиданно) Спасибо за внимание. Занавес...

стэйси: John-akter , если зарубежных авторов не будет, это не страшно) Sun - 2 прозы, будет вполне достаточно, но если возьмешь еще и 3ю то это будет тебе только в плюс) а насчет смешной прозы.. я полностью согласна с Sasha , это реально очень сложно..

Sun: Sasha мне вот смешную прозу самому как-то не особо охотно брать, но просто все ведь должно быть разных жанров, я вот читаю Зощенко, ну есть какая то ирония, улыбнуться можно, но не так чтобы смешно, вот и думаю брать Зощенко, или нет.... вот какие рассказы мне его приглянулись. Не так чтобы за душу конечно, но так вроде ничего Зощенко - МОНТЕР http://drink.dax.ru/avtor/zosch/zosch_52.shtml (в книги из библеотеке последние слова: " Теперь и разбирайтесь сами, кто важнее в этом сложном театральном механизме." а по ссылке там еще чуть продолжения есть ) Зощенко - ВЕСЕЛЕНЬКАЯ ИСТОРИЯ http://drink.nov.ru/avtor/zosch/zosch_61.shtml Зощенко - ИСПЫТАНИЕ http://drink.nov.ru/avtor/zosch/zosch_91.shtml скинул по ссылкам, чтобы страницу не растягивать)

Sun: оО, а я думал штук 5 надо, ведь на каждом туре и на конкурсе разное все придется читать.. блин, у меня проблема больше с "разностью" прозы, а то что палата, что на дне, все как то трагедийно) а в идеале надо бы и веселую и грустную, и описание, и рассказ, и монолог, итд, жесть, в 2 неуложишься ведь!!!

стэйси: Sun пишет: оО, а я думал штук 5 надо, ведь на каждом туре и на конкурсе разное все придется читать.. Sun - ЗАЧЕМ??? вобще на сколько я знаю на всех турах можно читать одно и тоже, если видишь что не прокатило можно поменять. но никто не берет пять проз и не меняет их на каждый тур.. Sun пишет: а в идеале надо бы и веселую и грустную, и описание, и рассказ, и монолог, итд, жесть, в 2 неуложишься ведь!!! - суть то здесь в другом, чтоб из всего этого выбрать несколько эмоциональных образов, которые у тебя лучше всего получаются...что то ты меня прям огорошил...

стэйси: ну, очень я удивилась что ты так написал...просто я по прошлому году помню что никто не просил менять программу из тура в тур, если она была удачной..у меня и у самой было только две прозы, как раз противоположные друг другу, и я их просто по настроению меняла..

театрал: Л и д и я. Я в актрисы пойду. Т е л я т е в. Талант нужен, Лидия Юрьевна. Л и д и я. Я в провинцию. /А.Н.Островский "Бешеные деньги"/ Прежде чем сильно чего-то пожелать,следует осведомиться, очень ли счастлив нынешний обладатель желаемого.))) (с).

Ежище: Дорогие друзья! Предлагаю немножко отвлечься от усиленной подготовки... Из моего любимого (на текущий момент) Дж.К.Джерома. Прочтите! Не пожалеете! "Мир сцены" глава "Героиня" У нее всегда беспросветное горе, и уж она не упустит случая сообщить вам об этом. Слов нет, тяжелая у нее жизнь. Все как то не ладится. И у нас с вами бывают невзгоды, но у театральной героини не бывает ничего другого. Выкроить бы ей в неделю хоть полденька без несчастий или освободиться от них на воскресенье – она бы немножко вздохнула. Но нет, несчастья не отпускают ее ни на шаг с первого до последнего дня недели. Мужа героини посадили в тюрьму за убийство (это самая меньшая неприятность, какая может с ним приключиться); убеленный сединами отец обанкротился и умер от горя; дом, где проведено детство, пошел с молотка, – и в довершение всего дитя героини подхватило где то затяжную лихорадку. Все свои страдания бедняжка приправляет обильными слезами, что на наш взгляд вполне закономерно. Но на зрителей это производит гнетущее впечатление, так что к концу спектакля просто молишь бога, чтобы на нее не валилось столько бед. Слезы героиня проливает главным образом над ребенком. Ребенок постоянно находится в сырости. Удивительно, почему он не хворает ревматизмом. Добродетельна театральная героиня до чрезвычайности! Комик провозглашает ее ангелом во плоти. В ответ героиня укоризненно улыбается сквозь слезы (улыбаться без слез она не умеет). – Ах, что вы, – произносит она (печально, разумеется), – у меня много, очень много недостатков. Хотелось бы, чтобы она свои недостатки побольше проявляла. А то уж слишком она хорошая, это как то подавляет. Как посмотришь на героиню, так и радуешься, что вне сцены добродетельных женщин не так уж много. Жизнь и без того нелегкая штука, а если бы добродетельных женщин вроде театральной героини было больше, она стала бы совсем невыносимой. Единственная радость в жизни героини – это прогуляться в метель без зонтика и без шляпы. Мы знаем, что шляпка у нее есть (весьма элегантная вещичка); мы заметили ее на гвозде за дверью в комнате у героини; но, отправляясь погулять ночью во время метели (сопровождаемой громом), героиня всегда заботливо оставляет ее дома. Наверное, ее беспокоит, как бы шляпка не испортилась от снега, а она женщина аккуратная. Всякий раз она берет с собой ребенка. По ее мнению, метель действует освежающе. Ребенок не согласен с этой точкой зрения. Он заявляет, что ему холодно. Портит ей удовольствие во время таких прогулок только снег: всякий раз подстережет и гоняется за ней по пятам. Нет героини на сцене – стоит дивный вечер; но вот она выходит на порог – и сразу же поднимается вьюга. Снег валит все время, пока она на сцене; не успеет она уйти, как опять устанавливается ясная погода, которая и держится до конца представления. Распределение снега по отношению к этой бедной даме крайне несправедливо. Наиболее густой снег идет именно в той части улицы, где устроилась посидеть героиня. Нередко героиня усаживается в самой гуще снегопада, а в это время на другой стороне улицы сухо, как в пустыне. Перейти дорогу героине почему то никогда не приходит в голову. Однажды необычайно злостный снежный вихрь, преследуя героиню, сделал три круга по сцене и, наконец, вместе с ней удалился (направо). От такой метели, ясное дело, не убережешься. Театральная метель готова подняться за вами по лестнице и нырнуть вместе с вами под одеяло. У театрального снегопада есть еще одна странность: все время сквозь снег светит луна. Светит она только на героиню и следует за ней по пятам вместе с метелью. Только люди, знакомые с театром, способны постичь, что это за изумительное произведение природы – луна. Слегка знакомит вас с луной астрономия, но, сходив всего несколько раз в театр, вы узнаете о ней гораздо больше. Тут вы обнаружите, что луна шлет свои лучи только на героев и героинь, да изредка посветит на комика; с появлением злодея она моментально закатывается. Театральная луна закатывается поразительно быстро. Вот она еще плывет во всей своей красе по безоблачному небу, и вдруг, не успеешь оглянуться, ее уже нет. Будто повернули выключатель. Даже голова кружится, пока не привыкнешь. Нрав у героини скорее задумчивый, чем веселый. Она веселится, воображая, что перед ней дух матери или призрак отца, или вспоминая своего усопшего малютку. Но так бывает только в самые радостные минуты. Обычно же рыдания отнимают у нее уйму времени, и ей некогда предаваться столь легкомысленным размышлениям. Говорит она красноречиво, причем уснащает свою речь замечательными метафорами и сравнениями, – не очень изящными, но зато убедительными, – в нормальных условиях такую жену не стерпеть. Но герой на некоторое время избавляется от этой опасности, которая безусловно постигла бы менее удачливого жениха: в день свадьбы его обыкновенно приговаривают к десяти годам каторги. У героини бывает брат, и все всегда думают, что он ее любовник. В жизни трудно встретить брата и сестру, которые дали бы повод самому недоверчивому человеку принять их за любовников. Но зато на сцене брат и сестра до того нежничают, что ошибиться не мудрено. И вот произошла ошибка: вбегает супруг, застает их во время поцелуя и приходит в бешенство; героиня и не думает обернуться и сказать: – Что ты, дурачок, ведь это мой брат! Кажется, просто и разумно, но театральной героине это не по душе. Нет, она изо всех сил продолжает вводить всех в заблуждение, что дает ей возможность погоревать втихомолку. Погоревать – вот это она обожает. Замужество театральной героини следует считать неудачным. Если бы ей вовремя дали хороший совет, она осталась бы в девушках. Правда, у мужа героини самые благие намерения. И он любит ее, это ясно. Однако в мирских делах он профан и неудачник. Хоть пьеса и кончается благополучно, но мы все таки не советуем героине рассчитывать, что это счастье надолго. Судя по поведению и деловым качествам героя на протяжении пяти действий, мы склонны усомниться, способен ли он в дальнейшем стать чем нибудь получше, чем несчастным горемыкой. В конце концов ему возвращают «права» (которых он бы не потерял, будь у него на плечах голова, а не котелок с возвышенными мыслями), злодей закован в цепи, и герой с героиней поселяются в уютном доме по соседству с домом комика. Но это неземное блаженство быстро кончится. Театральный герой создан для горькой доли, и можно поспорить, что и месяца не пройдет, как снова грянет беда. Ему подсунут еще одну закладную на «имение»; а потом, помяните наши слова, он забудет, подписывал он эту бумагу или нет, – вот и наступил конец счастью. Он начнет, не глядя, ставить свою подпись на всевозможных документах, и одному богу известно, в какую еще историю он впутается; тут приедет еще одна жена: оказывается, он обвенчался с ней ребенком и совсем о ней забыл. Потом в деревне обнаружат очередного мертвеца, герой и тут ввяжется – вот увидите – и устроит так, что его обвинят в убийстве, и все начнется сначала. Нет, мы бы посоветовали героине поскорее отделаться от героя, выйти замуж за злодея и уехать на жительство за границу, в такое место, куда комик не явится валять дурака. Вот тогда она заживет припеваючи. В этой серии еще 6 частей: "Герой", "Злодей", "Адвокат", "Ребенок", "Крестьяне", "Старичок".

полная версия страницы


Источник: http://wap.htvsru.borda.ru/?1-16-0-00000010-000-10001-0


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Похожие новости


Какой день является днем отпуска
Мульт с днем лета
Фото брюнеток на свадьбу
С днём рождения анна мультик
С днем рождения стихи для девочки картинки
Расставание если бросили вы
Поздравить с днем рождения в образе


Проза для поступления чехова
Проза для поступления чехова


Проза для поступления. Как взять вершину? - Форум актерского
Пьесы, монологи,басни, проза.Что вы читали при поступлении



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ